Сумгаит: Спустя два года (продолжение)

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Сумгаит: Спустя два года (продолжение)
Author: Улубабян Грайр
Rubric: Новейшая история: Как это было?
Source: Комсомолец from 1990-05-15


Окончание. Начало в № 51 от 5.05.90 г.


2. КАК ЖЕ ШЛО СЛЕДСТВИЕ ПО «СУМГАИТУ»?

Из ответа Генерального Прокурора СССР Сухарева в пресс-центре МВД СССР на пресс-конференции для советских и иностранных журналистов 19 июня 1988 года («Аргументы и факты» номер 30 за 1988 год), из выстуцления первого секретаря ЦК КП Армении С. Арутюняна по Армянскому телевидению 9 июля 1988 года («Коммунист» 10.07.88 г.), а также из ответа заместителя Генерального Прокурора СССР Катусева на вопрос корреспондента ТАСС («Известия» 20.08.88 г.) следует, что в интересах максимального обеспечения объективности, по соглашению с азербайджанской и армянской сторонами, принято было решение Верховного суда СССР о передаче дел по тяжким преступлениям, совершенным в Сумгаите, судебным органам Российской Федерации. Само это решение означает, что у Верховного суда СССР были основания сомневаться в объективности рассмотрения дел в Верховном суде Азерб. ССР. Но ведь это значит также, что Верховный суд заведомо примирился с невыполнением важнейшего принципа уголовного судопроизводства (всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела по менее тяжким преступлениям). Но несмотря даже на такое решение, многие потерпевшие по делам об убийствах или изнасилованиях вызывались в Верховный суд Азербайджанской ССР. Это значит, что и дела по тяжким преступлениям Прокуратура СССР, в нарушение этого решения, передала судам Азерб. ССР. Это было сделано вопреки тому, что многие потерпевшие, в основном родные погибших и лица, подвергшиеся насилию, отправили многочисленные телеграммы в адрес высших партийных, советских и правоохранительных органов, а также руководителю следственной группы Прокуратуры СССР Галкину. Потерпевшие требовали, чтобы судебные дела велись за пределами Азербайджана, ибо только в этом случае могло быть обеспечено их участие в процессах. Этого же требовали и принципы обеспечения максимальной объективности судебного разбирательства, которое должно быть осуществлено не судом преступной стороны, а Верховным судом страны.

Одним из коллективных обращений потерпевших было открытое письмо за 62 подписями от родных погибших сумгаитцев первому Съезду народных депутатов, где они приводят факты, как был организован геноцид армян в Сумгаите, какое участие принимали в этом руководители Азербайджана, с какими нарушениями уголовно-процессуального законодательства ведутся и следствие, и судебные дела.

Учитывая эти факты, авторы письма выразили надежду на то, что на съезде будет создана Комиссия по сумгаитскому делу, которая Проанализирует и ход расследования. Но такая комиссия не была образована, хотя аналогичное предложение внесла и группа депутатов от Армянской ССР...

Хотя следственной группе уже первого марта 1988 года было известно, что массовые погромы в Сумгаите были как минимум с 27 по 29 февраля, в первом же сообщении Прокуратуры СССР по ТАСС имела место информация о том, что беспорядки были 29 февраля. Единое преступление, совершенное против армянского населения г. Сумгаита, квалифицируемое по международным нормам как геноцид, следственной группой было раздроблено на ряд самостоятельных производств; тем самым скрывались истинные масштабы и суть преступлений. Грубо нарушив требования статьи № 147 УПК Азерб. ССР (о необходимости объединения в одно производство уголовных дел по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений или же дела по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений), следственная группа раздробила на ряд «самостоятельных» производств дела одной и той же группы преступников, а также дело группы преступников на «самостоятельные» дела отдельных преступников.

Вот пример. В сентябре 1988 года было составлено обвинительное заключение по уголовному делу № 18060232-88 по обвинению Ахмедова, Исмаилова и Джафарова, в котором определено, что «руководимая Ахмедовым группа хулиганствующих лиц, в которую наряду с неустановленными лицами (подчеркнуто нами- У. Г.) вошли Джафаров Я. Г., Исмаилов И. А., вооруженная топорами, ножами, металлическими трубами, арматурными прутьями, камнями и др. предметами, врывалась в квартиры, в которых проживают граждане армянской национальности...»

«В результате действий организованной Ахмедовым А. И. группы в 41«а» квартале были разгромлены...»

Далее в обвинительном заключении перечисляются 17 квартир, принадлежащих армянам, которые были разгромлены и ограблены. Итого, этой преступной группой было убито 7 человек (5 членов семьи Мелкумянов, М. Амбарцумян, А. Аракелян), было совершено покушение на убийство А. Бабаяна, жены А. Аракеляна — Аси Аракелян, был нанесен ущерб на сумму 220 тысяч рублей. В обвинительном заключении (да и других уголовных делах) выражение «группа неустановленных следствием хулиганствующих лиц» фигурирует неоднократно, хотя следствию наверняка были известны (и задержаны!) много преступников из группы, организованной Ахмедовым. Во время судебного следствия на заседании Верховного суда СССР в октябре — ноябре 1988 года было установлено, что ряд лиц, вызванных по рассматриваемому делу в качестве свидетелей, привлекались по другим делам за массовые беспорядки и другие преступления, совершенные именно в 41«а» квартале.

Руководитель следственной группы Галкин, нарушая обязательное для органов следствия указание Верховного суда СССР, не объединил эти дела и вновь направил их на раздельное рассмотрение в суды Азербайджана...

Такое раздробление каждого преступления (в котором участвовали десятки и сотни преступников) на отдельные уголовные дела по обвинению одного или двух преступников привело также к тому, что в «сумгаитских делах» оказалось слишком много «неустановленных следствием лиц».

Фактов грубого нарушения уголовно-процессуального кодекса можно привести множество. В нашем архиве имеется достаточно материалов, подтверждающих это. А так как, по официальным данным, следствие вели «опытные», «наиболее» квалифицированные следователи прокуратуры, КГБ и МВД СССР, то остается прийти к заключению, что вся работа была проведена по принципу «чего изволите?» Тут возникает вопрос: «Кто же при этом заказал музыку?» Ведь за грубейшие нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, допущенные следственной группой, руководитель группы Галкин был не то что не наказан — его наградили, повысив в должности, назначив — заместителем начальника следственной части Прокуратуры СССР (!!).

А теперь о Верховном суде СССР, рассмотревшем дело по обвинению Ахмедова и др. Судебный процесс начался, когда представители потерпевших еще не ознакомились с делом, потерпевшие А. Аракелян и Г. Мелкунян не имели представителей, а Бризе не напомнил им о праве иметь представителей. По утверждению адвоката, сам прокурор Козловский мало был знаком с делом. Хотя по делу известно, что руководитель преступной группы Ахмедов призывал преступников бить, убивать и сжигать армян, что и было сделано, в результате чего было убито 7 человек, несколько человек получили тяжелые телесные повреждения, были разгромлены и ограблены 17 квартир армян, — судебная коллегия тем не менее нашла, что нет необходимости действия Ахмедова квалифицировать по ст. 67 УК Аз. ССР (нарушение национального и расового равновесия). Очевидно вышеприведенные многочисленные и грубые нарушения элементарных требований законности со стороны следственной группы и судов не могли быть допущены без ведома Ген. Прокурора СССР и председателя Верховного суда СССР...

Напомним читателям ответ Генерального Прокурора СССР Сухарева на вопрос народного депутата СССР Г. Енокян на сессии Верховного Совета СССР 7 июня 1989 г.: «Хочу сказать, что все дела по Сумгаиту завершены, три недели тому назад было отправлено в суд последнее дело, на 94 человека в общей сложности. Так что дело теперь за судом...» («Известия» от 9.06.89 г.). Однако 31.08. 89 г. потерпевшими было получено письмо за № 18/ 60206-88, подписанное заместителем Генерального Прокурора СССР В. Н. Крайневым, в котором значилось: «...Ряд убийств и других преступлений раскрыть не удалось. Следствие по этим делам продолжается»! Да, дела по убийству Аршака Бабаяна, Гарри Мартиросова и ряд других дел действительно не были завершены, а потерпевшие по этим делам ни разу не были приглашены для ознакомления со следственными документами. Так что Сухарев явно обманул и сессию, и народных депутатов, и весь советский народ!..

Но только ли Сухарев скрывал от советского общества правду о Сумгаите?

На совещании в ЦК КПСС 9 марта 1988 года резня армян в Сумгаите с 27 по 29 февраля квалифицировалась как отдельные преступления хулиганствующих групп, причем в один лишь день 28 февраля 1988 года. А ведь на этом совещании участвовали, кроме Багирова и Сеидова, которые не безучастны к этому преступлению, также Демичев и Разумовский, которые в дни погромов были в Баку и в Сумгаите и знали о преступлениях все...

5 февраля с. г. в своем докладе на Пленуме ЦК КПСС Горбачев говорил: «Изначальная позиция центра состояла в том, что конфликт вокруг Нагорного Карабаха должен быть урегулирован так, чтобы не было победителей и побежденных. Иначе неизбежны новые вспышки вражды и насилия, жертвы и потери». Позиция эта, не раз декларировавшаяся и раньше, не привела к должным результатам. За прошедшие два года возникали новые вспышки вражды и насилия, имелись новые жертвы. И какие! Резня армян в Баку! Как тут не вспомнить Ленина, который писал: «...Среди кавказского пролетариата самым сознательным элементом являлись армянские рабочие. И вот в глазах правительства армяне становятся символом революции на Кавказе... Для борьбы с этой революционной силой мобилизуется та часть населения, которая по своему социальному положению, по религиозным верованиям больше всего расходится с армянами — татары (кавказские тюрки, которые в советское время стали называть себя азербайджанцами —У. Г.). Правительство произвело пробную мобилизацию этих контрреволюционных сил, организовав известную бакинскую резню. Роль бакинского губернатора и полиции (среди которой очень много татар) была своевременно разоблачена и выведена на чистую воду. Однако это не помешало прибегнуть к тому же испытанному средству, но только расширенному почти на все Закавказье и доведенному до чудовищных размеров. Татарам была предоставлена полная свобода убивать, насильничать, грабить...

Возьмите хотя бы бакинские события. Полгода тому назад беззащитных армян резали на улидах, сжигали в домах» (В. И. Ленин — Собрание сочинений, т. 6, М, 1924, стр. 482—483).

Мог ли Ленин предположить, что спустя 70 лет в созданном им государстве, в том же Баку, тем же татарам-тюркам-азербайджанцам в период гласности и перестройки местными правительствами вновь будет предоставлена полная свобода убивать, грабить, насильничать?!.

Центр до сих пор, комментируя события уже сегодняшего дня от случая к случаю, предоставляет их не как звенья одной, давно уже тянущейся цепи, а вновь — как отдельные. «вспышки межнациональной розни»!..

Впрочем, выход из кажущегося тупиковым положения предлагает, судя по всему, сам М. С. Горбачев. В докладе на Пленуме ЦК КПСС в сентябре 1989 года он фактически сформулировал его: «В условиях реального функционирующего федеративного государства задача обновления законодательства о правах граждан становится многоплановой. Речь идет не только о союзных законах. Республики также обязаны соблюдать все международно-правовые пакты, подписанные от имени Советского Союза, и значит — от имени всех входящих в него республик», но если республика обязана соблюдать какой-то закон, значит, при нарушений этого закона она должна нести и ответственность?

Международная «Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него» ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 18 марта 1954 г. Так что у нашего государства явно было время отработать механизм политической оценки возможных случаев геноцида в многонациональной стране. Однако за долгие десятилетия были отработаны какие угодно политические, правовые, государственные механизмы, кроме этого...

Близятся выборы в новый парламент республики. Думается, вопрос комплексной политической оценки происшедшего — не только в Сумгаите, но и в Кировабаде, Баку, на железнодорожных подъездах к республике — должен быть поставлен очень четко с республиканской парламентской трибуны. Не только оценки, но и форм должного наказания конкретных преступников, равно как и организаторов преступлений. Не только наказания, но и — компенсации нанесенного республике, нашему народу огромного ущерба — в полном соответствии с имеющимися на этот счет международными правовыми нормами, которые признает наша страна. Во избежание новых «сумгаитов» и новых «непредсказуемых последствий»!..

Я как официальное доверенное лицо родственников армян, погибших в Сумгаите, выражая их волю, считаю: преступники «Сумгаита» должны предстать перед международным судом.

Грайр УЛУБАБЯН,<br\ > член инициативной группы<br\ > защиты прав сумгаитских армян.