Сценарий атлантистов

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Сценарий атлантистов
Author: Гливаковский Анатолий
Source: Армянский Вестник № 5(52) from 1993-05
Original source: День, № 12(93)


Другой компонент атлантистско-тихоокеанистского подхода к России связан с пониманием действия геополитических векторов в южной части «срединного» пространства — в Средней Азии, Казахстане и Закавказье. Суть его — в атлантистской экспансии вдоль параллелей от Турции к казахско-китайской границе. Предлагается создание оси Анкара — Баку — Ашхабад — Ташкент —Алма-Ата и дальше по регионам, населенным тюрскими и монгольскими народами.

Ключом, раскрывающим эту стратегию, может служить так называемый «план Гобла», бывшего советника госдепартамента США по вопросам национальностей, проживающих в СССР, и ныне сотрудника Фонда Карнеги, предусматривающий обмен территориями между Арменией и Азербайджаном. Согласно этому плану первая получает часть Нагорного Карабаха, а второй — участок армянской территории, отделяющей его от Нахичевани.

Предлагаемая ось вроде бы объективно решает для атлантического Запада целый ряд проблем. Во-первых, рассекается евразийское пространство, «срединная» земля. Сначала до казахско-китайской и казахско-монгольской границы, причем широкой полосой, с перспективой продолжения по территориям Горного Алтая, Тувы, Бурят-Монголии, населенных тюркскими и монгольскими народами, вплоть до Дальнего Востока — с одной стороны, и по территориям Синьцзяна и Монголии, населенных этими же народами, — с другой. Указанная ось может быть дополнена параллельной, правда, более короткой осью Грозный — Махачкала с вовлечением тюрских народов Северного Кавказа (кумыков, балкарцев, ногайцев), других мусульманских народов региона, а также калмыков.

Что касается южного фланга этого широтного продвижения, то рождается возможность выхода в тюркоязычный и мусульманский Синьцзян, затем в Монголию, вплоть до границы Маньчжурии — традиционого объекта экспансии Японии. Таким образом, в клещи попадает Китай. Сама же Япония оказывается под воздействием соблазна заменить естественную для нее вертикальную и диагональную экспансию на юг и юго-восток на продвижение вдоль широт через Дальний Восток и Маньчжурию в интересах атлантического миропорядка.

Создание тюркско-мусульманского геополитического вектора вдоль параллелей решает и другие задачи утверждения атлантического миропорядка. Сама Турция, главный агент планируемого продвижения, отвлекается от естественного для нее и исторически апробированного движения на юг к Аравийакому полуострову, чем снимается перспективное давление на приокеанскую горизонталь США, проходящую через ближневосточные нефтеносные районы. Создаются огромные затруднения для Ирана в связи с возможным подключением к тюркскому клину иранского Азербайджана, где проживает большая часть азербайджанцев. Это ориентирует Иран на север и снимает иранское давление в зоне Персидского залива, крайне неприятное для США. Надолго блокируется курдский вопрос, который мог бы взорвать созданную США конфигурацию политических сил на Ближнем и Среднем Востоке. Наконец, США получают хороший козырь для политической игры на Украине в виде возникающей сейчас геополитической вертикали Анкара — Бахчисарай.

Сколь бы отдаленными и гипотетическими ни казались сейчас прогнозы, сделанные на основе геополитического анализа, появилось огромное количество фактов, свидетельствующих о том, что США и некоторые другие западные державы уже закладывают краеугольные камни в новую геополитическую конструкцию. Это не только «план Гобла». Прежде всего это навязчивая реклама турецкой модели в Средней Азии и Закавказье и «советы» Запада России «помочь» Турции проникнуть в русское «мягкое подбрюшье».

Наблюдается взрывной рост турецко-среднеазиатских и турецко-азербайджанских связей — экономических, культурных, религиозных и, видимо, военных. Турция начала широкомасштабную пропаганду пантюркистокой идеологии, причем даже в православных Чувашии и Якутии, с помощью американских спутников связи, развернутых специально на эти регионы. Это не вызванная никакой практической потребностью активность Турции в Крыму и на Северном Кавказе.

Имеется и масса косвенных подтверждений указанного геополитического выбора. Поспешная готовность Запада дать Турции выход на север в Восточной Европе — в Болгарии, Боснии и Герцеговине, Македонии, Румынии и даже Молдавии с учетом наличия там тюркоязычного гагаузского меньшинства. Как это ни парадоксально, подтверждения такого рода имеют также армянское и грузинское происхождение. Определенные силы в Армении, обладающие (пока что) властными позициями, всерьез рассматривают перспективу перехода в турецкую сферу влияния и даже фактического отказа от государственности в обмен на сохранение армянского культурно-национального очага и возможность заниматься бизнесом на турецком экономическом пространстве при гарантировании Западом для армян человеческих прав.

Рассматривается такая перспектива и Грузией, прежде всего тамошней армянской общиной.

Сталкиваясь с растущей экономической мощью Турции, превращением ее в центр силы на Ближнем и Среднем Востоке, и не желая делиться с ней позициями в этом регионе. США подсказывают ей вроде бы удобный и легкий выход — обрести сферу приложения капитала и рынок сбыта в Средней Азии и в Закавказье — и при этом решают свои геополитические задачи.

Анатолий ГЛИВАКОВСКИЙ.

«День», № 12 (93).