Приговорены к смерти

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Приговорены к смерти
Author: Юзбашян Мэри
Source: Республика Армения № 175 (709) from 1993-10-02


Что предшествовало бакинскому процессу над крестьянами Бердадзора?

Армянские заключенные в Баиловской тюрьме г. Баку.
Пройдет еще немного времени, и логика событий приведет нас к выводу: датой конца советского государства надо считать не срыв путча в августе 1991 года, а тот день в конце февраля 1988 года, когда к советскому воину на улице Сумгаита подбежала женщина с криком: «Спасите, убивают!», а тот ответил:«Нет приказа».

Именно с 27—29 февраля 1988 года в Сумгаите палачество в отношении армянского народа было заложено в основу деятельности всей государственной системы СССР, обнаружившей полное свое банкротство и неспособность к разумным шагам.

Прибывшие в Баку московские следователи, работники прокуратуры воочию убедились в актах чудовищного вандализма — и именно ими по указке сверху были утаены факты натравливания озверелых толп на мерных граждан, кровавые погромы, беспримерные в истории даже советского государства, отличившегося самыми массовыми преступлениями в истории человечества.

Действия советского правосудия и азербайджанских властей постоянно согласовываются друг с другом. Первым откликом азеров, получивших после Сумгаита отпущение грехов, стали начавшиеся уже в марте нападения на армянские села, входящие в равнинный Карабах.

Государственный террор имел охранный щит на всех уровнях: от центрального телевидения и прессы до руководства КГБ, МВД, армии — и всей системы правоохранительных органов.

Уже в мае 1988 г. состоялся скомороший суд над убийцами Сумгаита. И как конкретный отклик — погромы в Шуше, убийство 23-летнего Валерия Петросяна, избиения и изгнание армян из этого города, бывшего некогда центром этого края и сожженного в марте 1920 года.

Убедившись в отсутствии намерений властей решать карабахскую проблему и не видя иного способа обратить на нее внимание общественности, с 4 июля армянский народ объявил забастовку. 5 июля на Эчмиадзинском шоссе был застрелен военными 22-летний студент Хачик Закарян, и за это убийство никто не был ни судим, ни наказан.

Тем временем уже началась блокада Карабаха, отрезавшая область от внешнего мира. 18 сентября в результате спровоцированных столкновений возле Ходжалу и Кркжана более 40 армян получили огнестрельные ранения. После поджогов домов в Шуше и Степанакерте было введено особое положение и установлен комендантский час.

Конституционные органы власти в Карабахе были ликвидированы.

С приходом военных — внимание! — начался беспредел, жертвой которого стали многочисленные мирные жители Арцаха. Ситуация продолжала обостряться В конце ноября в Армению прибыл основной поток беженцев из Азербайджана. 200 тысяч армян — после Сумгаита! — подверглись погромам.

Таким образом, весь арсенал репрессивных мер был задействован в течение 1988 года, в дальнейшем террор против армян продолжался, варьировались только масштабы.

Ключевая роль правоохранительных органов использовалась азербайджанской стороной в полной мере. При огромном количестве фактов, свидетельствующих о пытках армян и азербайджанских тюрьмах, никто не был судим. Не было суда и после армянских погромов в Баку в январе 1990 г.

Прокуратура Армении собрала несколько десятков томов показаний беженцев — и все эти материалы были отправлены в Прокуратуру СССР, та не шевельнула пальцем, чтобы наказать убийц.

Не было суда над военными чинами, хотя по фактам кровавой депортации более 5000 человек из 25 армянских сел Карабаха в мае 1991 года. Прокуратура Армении возбудила восемь дел, которым, однако, не было дано хода.

Военные власти в Карабахе, подразделения внутренних войск МВД СССР под командованием генерал-майора В. Н. Сафонова, назначенного с января 1990 г. одновременно комендантом района чрезвычайного положения, проводили карательные операции против армян, не мешая азербайджанцам бесчинствовать, нередко помогая им в этом. Они были якобы призваны поддерживать порядок, но из 365 операций по изъятию оружия 360 были проведены на армянской стороне. Особенно усилился произвол с передачей руководства областью Оргкомитету во главе с полковником В. Поляничко.

Начавшиеся весной 1991 года с операции «Кольцо» военные действия против армянского населения Шаумяновского района и Карабаха по существу переросли в открытую войну.

2 марта 1992 г. в Баку начался суд над бердадзорцами.

Все становится ясным при взгляде на карту: до депортации жителей армянских сёл Вердадзорского подрайона расстояние от границы между Арменией и Азербайджаном до ближайшего армянонаселенного пункта составляло 7 км. Теперь расстояние, разделяющее армян Карабаха от Армении, возросло почти до 70 км.

Искусственно расчленить, отдалить друг от друга Нагорный Карабах и Армению — решением этой задачи азербайджанское руководство занималось упорно и последовательно: из пяти сел к 1990 году одно обезлюдело.

На скамье подсудимых 11 армян.

Им предъявлены обвинения в убийстве корреспондентки газеты «Молодежь Азербайджана» Салатин Аскеровой, погибшей при обстреле военной машины. Хотя на скамье подсудимых 11 человек, нет никаких точных сведений о том, кто именно обстрелял эту машину. В тот же день 9 января 1991 г. близ азербайджанского села Карадаглы была обстреляна автомашина, в которой ехали пять человек, убиты Анжела Григорян 19 лет, которую везли в роддом, и ее муж Гаспарян Лерник 25 лет. Однако за это никто не был судим.

В ночь на 13 января 1991 года был сожжен Цахкадзор. В феврале 1991 года три села — Бердадзор, Мец Шен, Ехцаох подвергались нападениям, обыскам, сопровождаемым арестом жителей. Акции проводились солдатами внутренних войск. В школе села Мец Шен был учинен погром, осквернена одна из классных комнат.

После подобных операций военные отправляли домой крупные денежные переводы: мародерство было здесь повседневностью.

В имеющихся у нас списках лиц армянской национальности, убитых в Нагорном Карабахе в 1988, 1989 1990, 1991 гг., 228 имен, среди них немало женщин и детей, вырезаны и целые семьи, однако по этим фактам не возбуждено ни одно го уголовного дела.

За этот период села Бердадзора подверглись десяти разбойным нападениям. Неоднократно обстреливались, были сожжены и разрушены дома, не раз угонялся скот с пастбищ, убито семь сельчан.

14 января 1991 г. Шушинский райисполком принял решение о выселении жителей армянских сел Ехцаох, Мец Шен, Тасверст (Цахкадзор).

Во время операции «Кольцо» Бердадзор соседние села были захвачены азербайджанскими омоновцами, поддерживаемыми внутренними войсками. Под видом проверки паспортного режима жители их подверглись насильственному выселению, акция сопровождалась взятием заложников, убийством мирных жителей. 15 мая 1991 г. Бердадзорский подрайон был окружен.

В течение дня было захвачено 108 человек, в основном мужчин. Женщин и детей после того, как были увезены защитники, избивали. Сожжены школы, многие дома, имущество разграблено. Убит Анушаван Григорян 1955 г. рождения, отец троих детей (село Мец Шен).

21 мая азербайджанцы в селах Бердадзора делили между собой землю, скотину, вещи, вселялись в дома армян...

Список приговоренных к смертной казни в Баку

1. Арустамян Гарник Гургенович, 1959 г. рождення. 2. Арутюнян Гагик Майорович, 1959 г. рождения. 3. Мангасарян Арвид Ашотович, 1959 г. рождения. 4. Мкртчян Арно Михайлович 1966 г. рождения. 5. Мкртчян Арташ Михайлович, 1958 г. рождения.

В числе приговоренных к смертной казни был и Джангирян Юрий Овсенович, 1935 г. рождения, кандидат сельскохозяйственных наук, умер в тюрьме в июне 1992 г.

Еще один приговоренный, Ованесян Армен, 36 лет. Арестован в гор. Минеральные Воды.

Никогда не жил в Карабахе. Обвинялся (со слов адвоката) в организации взрыва автобуса.

Эти приговоры, неправомерность которых очевидна для мировой общественности, вызвали протесты, чем, видимо, и объясняется отсрочка приведения приговоров в исполнение. Протестовали многие, начиная с адвокатов, допущенных на процесс.

Призывая международную общественность выступить в защиту этих людей, мы хотим напомнить о том, что предшествовало процессу над ними.


Мэри ЮЗБАШЯН.
Инициативная группа общества защиты детей
по конвенции прав ребенка.