Правосудие ждет своего часа

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Правосудие ждет своего часа
Source: Советский Карабах № 286(2416) from 1989-12-15


Главному редактору газеты «Московские новости», главному редактору газеты «Литературная газета». Копия — в газету «Советский Карабах»

Original title: Главному редактору газеты «Московские новости», главному редактору газеты «Литературная газета». Копия — в газету «Советский Карабах»
Author: Саркисян Сурен Степанович

Уважаемые товарищи! Мне, рядовому гражданину Советского Союза, непонятна цель публикации «Изгнание прокурора республики» в газете «Московские новости» от 26 ноября 1989 года. Ведь об этих же фактах подробно и в более резкой форме было сказано еще 21 сентября 1988 года в таком авторитетном издании, как «Литературная газета». В статье «Бурные аплодисменты» говорилось:

«Вот что рассказывает об этом сам Г. А. Мамедов: «Комиссия установила, что Алиев с началом войны бросил учебу в Индустриальном институте им. Азизбекова в Баку и, чтобы уклониться от призыва в армию, выехал к себе на родину, в Нахичевань. Там он приобрел документ о том, что якобы он страдает тяжелой формой туберкулеза легких и освобождается от призыва. Устроился работать курьером в архив, находившийся в ведении НКВД. Отсюда и пошла его карьера.

После войны он представил документ прямо противоположного содержания — о своей службе в армии, о том, что он участник войны (как ему удалось раздобыть их, комиссия не установила) и поэтому легко восстановился в институте, но учиться не стал, перевелся на 3-й курс истфака университета, который окончил заочно, кажется в 1957 году».

Все сказанное, по просьбе редакции, подтвердил персональный пенсионер М. А. Али-заде...».

Мне, как и многим моим товарищам, непонятно, почему по прошествии года газета «Московские новости» вновь занимается голой констатацией уже давно известных фактов:

«И вот в ходе проверки выяснилось, что Алиев во время войны был, фактически дезертиром, когда началась войина, он несколько месяцев просто скрывался от призыва, исчез из Индустриального института, где тогда учился. А потом объявился в Нахичевани,— он родом оттуда,— со справкой, что у него открытая форма туберкулеза. Получил освобождение от призыва и устроился курьером в архив. Так и жил до сорок четвертого года и вдруг выздоровел».

Если все приведенные факты соответствуют действительности, почему же до сих пор Г. Алиев не привлекается к ответственности как дезертир и обманщик? Выходит, что он обманным путем добрался до Политбюро и должности первого заместителя Председателя Совета Министров СССР! А если эти факты не обоснованы, то, значит, надо привлекать к ответственности тех, кто выдвинул столь тяжелые обвинения, не так ли? Поэтому мне непонятно, зачем публиковать одну за другой подобные статьи в газетах, если никакие меры не принимаются.

В своё время, по указанию Алиева, первым секретарем Нагорно-Карабахского обкома партий был назначен в 1972 году Б. Кеворков, который на протяжении более чем 15 лет «работал» — фактически разорял область. В настоящее время он исключен из рядов партии, но не привлечен к уголовной ответственности. Неужели Алиев и ему подобные такие особые личности, что с них нельзя потребовать ответа за совершенные ими преступления?

САРКИСЯН Сурен Степанович<br\ > персональный пенсионер, член КПСС с 1932 года.

ОТ РЕДАКЦИИ

Original title: От редакции


Мы полностью разделяем недоумение тов. Саркисяна. В самом деле, постоянной констатацией известных фактов из биографии Алиева можно заниматься до бесконечности, но будут ли соответствующими органами приняты конкретные меры в отношении печально известного персонажа времен застоя?

О похождениях Гейдара Алиева писали и другие газеты, в частности,— «Социалистическая индустрия» от 23 октября 1988 года. Раздается много требований разобраться в темном прошлом этого человека и в его деяниях во время пребывания на ответственных государственных и партийных постах. Неужели, как писал А. Ваксберг, все, о чем было рассказано в тех же «Бурных аплодисментах», «не известно компетентным, весьма компетентным органам? Даже самым из компетентных.»

Понятно, что выдвигая столь серьезные обвинения в адрес Алиева, Ваксберг и другие авторы не могли брать факты «с потолка», ибо это было бы чревато для них серьезными последствиями. Однако «оппонент» молчал, и лишь на апрельском (1989 г.) Пленуме ЦК сей «истинный ленинец» изволил выступить с речью, в которой обиженно клялся в своей младенческой невинности и сетовал на подорванное — якобы в схватках с темными силами — здоровье. Клятвы клятвами, а факты остаются фактами, тем более что «герой» разоблачительных статей, заявляющий об их несоответствии действительности, не спешит подать иск против «клеветников». Не лишнее ли это подтверждение того, что на протяжении многих лет одним из наиболее приближенных к «светилу» руководителей страны был проходимец, не ладивший с законом? Не пора ли пролить свет на его деятельность на постах председателя КГБ и первого секретаря ЦК Компартии «самой интернациональной республики»? Громкие рапорты, бурные аплодисменты, «широко шагающий Азербайджан»,— а под занавесом этой мишуры — приписки, беззаконие, коррупция, национальная дискриминация и ассимиляция целых народов. Итог известен: сумгаиты, баку, кировабады... блокада, скотокрадство, разбои на дорогах. И над всем этим — тень «дорогого, горячо любимого... верного сына родины», оставившего после себя достойных Алиева наследников.

Алиевы, кунаевы, рашидовы, кеворковы... Иных уж нет, другие отделались легким испугом, третьи и ныне пребывают в полном здравии, будучи отправленными на пенсию «по собственному желанию». Неужели карающая рука правосудия так и не достанет их? Не мешало бы обратиться к опыту наших друзей из стран Восточной Европы, где буйные события последних месяцев позволили предать кое-кого из бывших «звезд» суду общественности, а вслед за этим — правосудию.

«Почему же с таким упорством все еще действуют тормоза?— вопрошал А. Ваксберг в прошлогодней статье в «Литературке».— Не в этом ли одна из загадок нашего сложного времени?». Спросим и мы: «Что за загадочные тормоза не дают поведать народ правду о государственных преступлениях Алиева, Кеворкова и им подобных? Когда раскроется мрачная тайна клана Алиева,— клана, который, по определению автора статьи в «Социалистической индустрии», «многослоен и многоголов как гидра, как дракон»? Правосудие все еще ждет своего часа...