Мартовские иды или десять дней до и после референдума

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Мартовские иды или десять дней до и после референдума
Author: Боннэр Елена
Source: Армянский Вестник № 6(20) from 1991-04


Файл:Av-199104-6-20-а-p1.jpg
Степанакерт. Центр города. Апрель 1991 г.

Что мы сделали? Добавив к неправовому всесоюзному вопросу вопрос российский, помогли центру его антиправовое действие представить как правовое. Закон о референдуме гласил, что на референдум можно выносить: 1. Новый закон. 2. Отмену старого закона. 3. Основные пункты содержания нового закона. 4. Выяснение общественного мнения. И далее в Законе сказано, что результат по первым трем пунктам носит характер обязательного для исполнения, а по четвертому — правительству надо всего ничего — «принять к сведению».

В результате сегодня два вопроса референдума вроде как «законодательно» оформили две стороны конфликта: с одной стороны — Президент СССР (власть), с другой — Председатель Верховного Совета РСФСР (рвется к власти). Но ведь вопрос нашего будущего не с этим связан, и даже он не в том, кто из них хорош и кто плох. Он в том, что мы больше не хотим и не можем существовать в унифицированном тоталитарном государстве, всей властью и всем имуществом в котором монопольно владеет административно-номенклатурная верхушка одной партии (по Джиласу «новый класс»).

«Мы» в данном случае понятие собирательное — народ. Он, народ, конечно, разный — одни понимают и не хотят сознательно, другие не понимают, но существовать практически уже не могут. И ответ на этот вопрос в том, что сломать это государство без крови может только создание вместо него ряда реально независимых государств с последующим, если они того захотят, конфедеративным объединением. Понятие Федерация в нашем случае — очередная фикция, потому что исключает самостоятельную государственность входящих в нее сочленов. Участвуя в референдуме, мы любым ответом поддерживали обман, а не решали вопрос о нашем будущем, о будущем страны, в которой идет борьба «нового класса» с народом.

Честное слово, я не марксист и ничего в марксизме не понимаю, но это — классовая борьба под обманными лозунгами защиты интересов народа и сохранения Союза. И даже функции распределены соответственно лозунгам. Премьер все больше говорит об интересах (деньги, компенсации и др. и пр.), каждый раз уверяя, что «честно и откровенно». А Президент — о Союзе, который, если не сохраним, то грянет гражданская война. Кого с кем? Украины с Казахстаном? Или России с Узбекистаном? Это ни разу Президент не уточнил, как ни разу в эти месяцы не вспомнил о гуманном демократическом социализме, еще полгода назад бывшем главным лозунгом дня.

В результате референдума каждая из сторон (во всяком случае в России) доказывает другой, а также всему народу и всему миру, что она победила. В чем? Президент в том, что мы будем жить в федеративном союзе то ли социалистических, то ли суверенных республик. Российские демократы — в том, что у нас вот-вот будет Президент. Но ведь для первого еще надо провести какие-то акции в шести республиках, плюс в двух, где вопрос референдума был не совсем тот (Федот, да не тот!). А для второго Верховный Совет РСФСР должен утвердить не только результаты референдума, но и положение о Президенте и назначить срок его выборов. А это может быть и нынче, и завтра, и после дождичка в четверг. Суммарный результат референдума, на мой взгляд, таков — март месяц ушел на всесоюзную нервотрепку.

На Западе твердо уверены, что референдум подтвердил твердые позиции Горбачева и его правительства, уверены настолько, что гос. секретарь США не смог найти времени для встречи с главой суверенного государства Россия. Суверенность на этом проиграла. Не только российская. И демократия, ратующая за правовое государство тоже, — своим участием в неправовом действии союзного правительства.

А вообще эта история с референдумом, как и многие предшествующие шаги наших демократов — игра в поддавки. Уже два года она идет по одной схеме: Центр принимает решение, демократы против, но постепенно начинают сдаваться, однако, чтобы не потерять лицо (в основном перед собой), придумывают нечто видоизмененное, но по сути то самое, что предлагает Центр. В конечном итоге — никогда своей позиции. Это напоминает давешние игры некоторых диссидентов с КГБ. Всегда, из попыток переиграть доблестные органы ничего достойного не получалось: не надо с ними тягаться, «...но быть живым, живым и только...».

Демократы проиграли этот раунд, потому что у них не было своей позиции. И потому, что уровень нравственности при участии в референдуме у всех стал одинаков. И продолжают проигрывать после референдума. Это уже о другом, хотя и о нравственности тоже. Шахтеры бастуют. Шахтеры голодают. Демократы их «поддерживают». На площади стоит пикет. Собирают деньги. Собирают еду. Но это сейчас из категории «Бог поможет». Без призыва к забастовке — всеобщей, политической, пусть символической одно- или двухчасовой — идет прежняя игра в поддавки.

Смотришь телевизор, слушаешь радио и хочется сказать самое банальное — молодая наша демократия, не играйте в чужие игры. Политик должен быть расчетлив. Но не может быть труслив. Между прочим, за примером по части трусости вам далеко ходить не надо. Расчетливости стоит поучиться. Потому что очень может быть, что скоро и без лозунга «Президента и его правительство — в отставку» они сами и вполне достойно «подадут в отставку». Вот закончат приватизацию — не для народа, а от него — и будет «у кого деньги, у того и власть». А избранники народа останутся вместе с народом у пустого корыта. Или останется только народ, а избранники уедут «за высокие леса, за широкие моря», чтобы там горестно цитировать: «Россия, нищая Россия...»? Ну не все уедут, лучшие останутся. Но им и народу придется вернуться к лозунгу «Грабь награбленное» — тогда придет гражданская война. А пока у нас еще есть время обойтись без нее, пока нас ею только пугают, чтобы мы от страха не видели, как «новый класс» нас грабит.

Елена БОННЭР.