Информация о состоянии заключенных армян в тюрьмах Азербайджанской ССР

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Информация о состоянии заключенных армян в тюрьмах Азербайджанской ССР
Author: Аршакян Агаси
Source: Тнтесагет from 1989-12-22


Сегодня, 11 ноября 1989 г. к нам — группе «Защиты прав человека» АОД — обратился гр. Масис Мкртумян со следующим сообщением:

— В ночь с 1 на 2 августа 1989 г. в окрестностях с. Сендлар Зангиланского район на Азербайджанской ССР нас (Гамлета Кочаряна, Карена Казаряна, Арсена Абрамяна, Сережу Мкртчяна, Марата Мусаеляна и меня) арестовала местная милиция при содействии жителей села. Примененная ко мне мера пресечения была изменена 01. 11. 89 г., дело по моей части было прекращено, и меня освободили. До 11 августа нас держали в изоляторе Белоганского района. 7 августа Гамлета Кочаряна отделили от нас и перевели в КГБ Азербайджанской ССР. Мы узнали об этом 27 октября во время моей с Кочаряном очной ставки.

11 августа нас пятерых перевели в КПЗ Джабраила, а 16-го — в Баильскую тюрьму г. Баку. В первый же день нашего пребывания в этой тюрьме, в присутствия начальника режима (майора по званию), каждого из нас по отдельности избивали вшестером резиновыми дубинками по 45 мин. приблизительно, до 20.30. Затем нас, всех пятерых, швырнули в одну общую камеру, куда в 21 ч. (сразу после смены караула) ворвались 12 надзирателей и снова избили нас руками и ногами. В этот день Сереже сломали два правых ребра, ребра Марата и Арсена оказались сломаны в одном и том же месте — в области, сердца, все остальные получили многочисленные телесные повреждения. Так нас избивали около 15 минут. Чуть позже вошел дежурный, спросил: «Ну что, может, жалобы есть?» — и ушел. На следующий день, в 8.30, в камеру вошли 15 человек (всех помню в лицо и могу узнать) и вновь нас избили тем же способом. В 13.30 Карена, Марата и Арсена, перед тем как повести на рентген, отвели в баню и по пути ранили в голову, нанося им удары ключом. Нас (меня и Сережу) повели в баню минут через 20 после этого, взяли у нас кровь на анализ, сняли отпечатки пальцев, развели нас всех по разным камерам: Карена и Сережу — в камеру 25 с одним русским парнем, Арсена — в 34 камеру одного (через 6 дней его также перевели в 25 камеру), меня и Марата — в 61 камеру. Через день к нам привели бакинского армянина по имени Анастас, обвиняемого ими в убийстве. По его заявлению, он был арестован по сфабрикованному обвинению. Этого 27-летнего парня избивали так, что он уже стал сумасшедшим. Он находился под следствием с 26 мая. До этого его держали 10 дней в психбольнице. У нас он оставался до 29.08, потом его забрали в карцер и мы его больше не видели. В прошлом Анастас работал шофером такси. Его мошонка от ударов распухла и отвисла. Всех нас избивали также каждый день на прогулке вплоть до 1 сентября. 1 сентября нас перевели в 10 камеру, где сидели 8 бакинских армян. У одного из них на спине была вытатуирована Богоматерь, его избивали с особенной жестокостью. Их имена — Артур, Карен, Володя, Юрик, имена остальных не помню. Многие из них сидели по неопределенным обвинениям.

4 сентября меня, Марата и Карена перевели в Физули, Арсена и Сережу — обратно в Джабраил. В Физулн нас развели по разным камерам. До 26.09. включительно сержант 1 смены (в милицейской форме) каждый день избивал нас, приводя вместе с собой подручного. Нас укладывали на живот, вставали в сапогах на спину и били по ночкам. Если пробовали поднять голову, удары наносились по голове. С 26-го, когда перевели в Баильскую тюрьму, до 04. 10 не били, так как думали, что 05.10 переведут обратно. Однако, когда узнали, что не будут переводить, то с 5-го снова начались ужасающие избиения вплоть до 10.10.

26.09 всех пятерых снова перевели в Баильскую тюрьму. С 27.09 в нашей камере находился также Бабкен Антоняя, которого задержали в Лачине вместе с Артуром (Артур находился в соседней камере). У Бабкена на шее была сквозная огнестрельная рана. Бабкена заставили взять на себя обвинение еще по одной статье — вооруженное нападение на представителя власти. До моего выхода Бабкен этого не признал, после не знаю.

23 октября, когда нас вывели на прогулку, пришел врач, нас раздели и осмотрели наши раны. В это время подошел дежурный по этажу и спросил врача: «Можно бить?» Врач (капитан по званию) ответил: «Можно». Потом пришли на проверку камер. Нас вывели на прогулку, приставив к нам одного татарина, чтобы что-то из нас вытянуть. Рядом с каждым из нас встали по три сотрудника с дубняками. Оперуполномоченный подошел к тем троим, которые стояли возле татарина, и приказал, чтобы того не били. Эти трое подошли ко мне, полностью раздели и начали бить, избиение продолжалось минут 10. Когда нас бегом погнали обратно в камеры, меня дубинкой сильно ударяли по лицу, сломав нос и разбив рот. В камерах снова били.

Так нас истязали до 24.10. Этот день я хорошо запомнил, нас били, чтобы добиться бранных слов в адрес католикоса Вазгена I. Потом заставили ползком влезать в камеры. Как видите, все мое тело выглядит вот так (показывает покрытые ранами ноги).

В Баильской тюрьме находилнсь около 70 заключенных армян. Подавляющее их большинство (насколько удалось выяснить) сидели по сфабрикованным обвинениям. Из них помню бакинца Сережу Тамразяна, чьи родственники переехали в Ноемберян, армянина из Ставрополя Валеру Петросова, Жору из Ташкента, 5 месяцев сидящего в тюрьме без суда и следствия, Артура Амирджаняна (друга Бабкена). Всех истязали и били за то, что они армяне, беспричинно. На меня напали еще и на вокзале, зангиланский следователь еле меня спас. До Норашена меня сопровождал азербайджанский милиционер, оттуда до Еревана — двое русских.

Просим вас спасти наших соотечественников. Они и так уже выйдут оттуда полулюдьми, если останутся в живых и не сойдут с ума.

Переписал с оригинала член секции АОД<br\ > по защите прав человека<br\ > Агаси АРШАКЯН.

12.11.89г.