Закавказские заметки

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Закавказские заметки
Author: Пименов А.
Source: Армянский Вестник № 5(52) from 1993-05


Начало обозреваемого мною периода, в общем-то, не предвещало той темы, которой эти заметки, в конечном счете, оказались посвящены. Нагорный Карабах оставался, как и в последние месяцы, как бы оазисом мира в Закавказье. Во всяком случае, успешные операции карабахских частей в Мардакертском районе явно «не тянули» на главную тему месяца. Однако, наступление развивалось, имело разнообразные последствия.

Перенос операций наступающих войск в Кельбаджарский район был предсказуем. После того, как под контроль сил самообороны Нагорного Карабаха попал и район Сарсангского водохранилища и карабахский участок дороги Мардакерт — Кельбаджар, эффективная оперативная связь азербайджанского командования с Кельбаджаром была утрачена. Кроме того, военные соображения диктовали настоятельную необходимость ликвидации Кельбаджарского «кармана». Хотя занятие Кельбаджара и не дает победителю столь же действенную сухопутную связь с Арменией, как то было в случае с Лачином, все же две дороги лучше, чем одна. Наконец, видимо, действовала и инерция победы. Играло ли свою роль азербайджанское наступление с севера на Лачин, спровоцировало ли оно ответные действия армянской стороны — сказать трудно. Я лично думаю, что нет.

Как бы то ни было, сегодня мы имеем дело не просто с военными, но с военно-политическими итогами Кельбаджарской операции. Во взаимосвязи их и следует рассматривать. Военный итог: разгром азербайджанцев в Кельбаджарском «кармане», выход на перевалы Мровдагского хребта, занятие господствующих над Физули высот (это на южном фланге региона). Политические итоги менее однозначны. Конечно, вновь усугубился внутриполитический кризис в Азербайджане, ослабли позиции президента Эльчибея и, соответственно, повысились шансы оппозиции во главе с Этибаром Мамедовым. Еще более улучшились шансы Гейдара Алиева на занятие высших постов. Но это последнее — выгодно ли Армении? На мой взгляд, для Еревана гораздо лучше, чтобы Гейдар Алиев продолжал занимать свой пост в Нахичевани, на котором он достаточно эффективно поддерживает рабочие отношения с Арменией. А с другой стороны — ослабляет позиции Баку, внутреннее единство высших сфер Азербайджана. Вернувшись же в Баку в новом качестве, Гейдар Алиев эти позиции укрепит. Говоря об этих региональных, закавказских последствиях Кельбаджарской победы, я лишь упомяну новый взрыв на газопроводе в Марнеульском районе. Этот взрыв мог бы произойти и по иному поводу.

Глобальые последствия Кельбаджарской операции не могут не настораживать. Конечно, Совет Безопасности не назвал Армению агрессором, и назвать не мог. Да и в любом случае, формирование международных сил ООН для операций в Нагорном Карабахе и где бы то ни было еще на территории бывшего СССР — исключено. Не внушает особых опасений и позиция Турции: благожелательных в отношении Еревана акций от нее никто не ждет, а самостоятельные акции Анкары, вне контекста НАТО, невозможны. Ни политические акции, ни военные. В двусторонних же отношениях с Азербайджаном Турция и так делает все, что может. В любом случае, в Армении, согласно договору, расквартированы русские войска и они сделают свое дело. Вернее, уже делают это дело, предотвращая агрессию.

Наконец, Кельбаджарская операция сильно оживила активность Москвы в регионе. Последовали — договоренность о первой встрече премьер-министров враждующих стран в Москве, предложение о посредничестве со стороны президента Ельцина, оживление российско-казахстанской инициативы. Пока, на тот момент, когда пишутся эти строки видимых плодов эта дипломатическая активность не принесла. Но, думается, это направление наиболее плодотворно. Именно в Москве, а не в Тегеране и тем более не в Дамаске лежат ключи урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. Соответственно, видимо, дипломатам и другим общественным деятелям новой Армении следовало бы больше внимания уделять Москве. Говорю об этом, отчасти, от того, что в последнее время вижу здесь гораздо больше признаков азербайджанской активности. И если эта активность еще не принесла плодов, то не из-за противодействия со стороны Еревана. Скорее азербайджанским дипломатам мешают азербайджанские же торговцы (раздражающие здесь многих), а также общественные связи азербайджанской стороны, ориентированные скорее на коммунистический сектор печати. Все же, повторю, активного противодействия азербайджанской пропаганде со стороны Еревана, здесь в Москве, я не вижу. А противодействие это тем более необходимо, чем громче победы на фронте. Ведь общественное мнение всегда склонно сочувствовать побежденному.

А. ПИМЕНОВ.