ЗакВО: Забудь, как выбраться отсюда

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: ЗакВО: Забудь, как выбраться отсюда
Author: Касоев Михаил
Rubric: Армия
Source: Мегаполис Экспресс № 15 from 1992-04-08


No caption available for this image

От бывшей вооруженной мощи Советского Союза в Закавказье осталась только тень некогда грозного имени. Целая группа политиков новой волны сделала карьеру на армейской критике в Азербайджане, Армении и Грузии. Офицеры из Закавказского военного округа (ЗакВО) в конфиденциальных беседах неохотно признают, что критика эта небеспочвенна. С 1989 года армия в Закавказье пережила несколько моментов в стиле классического франкизма, когда государство волевым решением превращало ее в субъект поддержки своего господства.


За некоторое время до событий 9 апреля 1989 года в Тбилиси и 20 января 1990 года в Баку в целом в Закавказье еще было живо чувство некоторой благодарности к солдатам в форме СА, спасавшим людей после наводнения в Грузии и землетрясения в Армении. Однако бывшие тогда неформальными партии и группировки уже работали над содержанием национального идеологического портфеля, основу которого составил девиз о необходимости изгнания колониальных войск с территорий, стремящихся к государственной независимости. Вскоре появились и лидеры — обладатели этого портфеля: азербайджанский НФ, Армянское освободительное движение и Грузинское (тогда единое) национально-освободительное движение. К тому времени раздались первые выстрелы в Нагорном Карабахе и стал серьезно завязываться цхинвальский узел. Армия, демонстрируя нейтралитет, пыталась (в представлении политиков верхнего советского эшелона власти) отстаивать порядок и вскоре была единодушно признана главным и дестабилизирующим фактором в политическом силовом поле Закавказья.

Но национальное руководство республик, сменившее красных правителей сначала в Армении, а затем и в Грузии, не преминуло извлечь выгоду из тихого кокетства с армией, оказавшей поддержку Левону Тер-Петросяну в борьбе с анархистски настроенной АНА и Звиаду Гамсахурдиа в ликвидации серьезных противников из «Мхедриони». Высшее армейское командование ЗакВО после этих акций оказалось вовлеченным в резко обострившуюся внутреннюю политику, а местные лидеры, популистски поддерживая на публике ход антиармейской кампании, пришли к выводу, что СА — та многообещающая сила, на которую стоит попытаться оказать влияние.

Правда, баланс складывающихся отношений оказался хрупким и был быстро сломлен. Армия превратилась в предмет пристального материально-технического интереса закавказских правительств, начавших создавать парламентские комиссии по обороне, министерства обороны, собственные военные доктрины и вооруженные силы. Наконец, проявился и военный подтекст Деклараций о независимости, следствием которых стало принятие указов о переводе под юрисдикцию республик Закавказья армейских подразделений погибающего Советского Союза.

Делая акцент на доле «личного» вклада в строительство некогда единых ВС, каждая республика требовала оплатить оружием и недвижимостью собственные хозяйственно-экономические усилия. И хотя методика раздела предлагалась на глазок, выяснилось, что некоторые национальные правительства имеют собственное «военное лобби». Среди них называют члена ВС Азербайджана генерал-майора Владимира Тимошенко, который довел до сведения главнокомандующего ОВС СНГ Евгения Шапошникова свое мнение о том, что Азербайджан имеет право на армейское вооружение на его территории. В политических кругах, настаивающих на немедленном уходе армии из Закавказья, считают, что армия не должна уходить из Закавказья сильно обремененной имуществом, поскольку это приведет к дальнейшему укреплению военной потенции России. Но еще задолго до этого начался иногда насильственный, иногда торговый процесс разоружения армии национальными формированиями. По имеющимся данным, особо остро этот процесс протекал в опирающемся на методы ближневосточного терроризма Азербайджане на который приходится почти половина всех зарегистрированных случаев хищения оружия и нападения на военных.

Заместитель военного прокурора округа полковник юстиции Валерий Евтушенко был суров в своей отповеди обозревателю «М-Э», просившему предоставить экспертные данные, характеризующие давно открытый в Закавказье «сезон охоты за автоматами». Комизм ситуации подчеркивался тем фактом, что целый ряд запрошенных цифр, как выяснилось, не представляет уже совсекретной информации, которая была получена из других достоверных источников. Оказалось, что в ходе проверки сохранности боевых ценностей 4-й боевой армии, дислоцирующейся в Азербайджане, была выявлена недостача на сумму 33 млн. руб. В целом по округу считаются находящимися в розыске 1500 стволов оружия различных марок. Даже эти официальные данные тем не менее ощутимо контрастируют с аналогичными показателями за период с 1947 по 1989 год, когда было похищено всего 87 боевых оружейных единиц. Сегодня также неизвестно, в чьих руках находятся 72 ракеты класса «земля — воздух», изъятые с одного из складов в Грузии в 1991 году. В результате 239 нападений на армейские подразделения с начала прошлого по март нынешнего года погибли 29 военных. По статистике, 50 процентов подобных акций приходятся на нынешние январь — март. Но вся история напряженного выяснения отношений с армией в Закавказье знает только два случая привлечения к уголовной ответственности — за теракты, имевшие место в Армении в прошлом году. Еще 60 дел, собранных по округу, осели в гражданских правоохранительных органах без надежды на дальнейшее развитие.

Командование ЗакВО продолжает настаивать на своей позиции неучастия во внутренних политических проблемах региона в частности и СНГ в целом. Специалист из недавно созданного армейского отдела «Паблик Рилейшнз», а проще говоря, группы по связям с общественностью, полковник Анатолий Лесных твердо указал на эту позицию обозревателю «М-Э». Дело, однако, в том, что факты из жизни ЗакВО не позволяют внятно прояснить ситуацию с передачей округом (возможно, по решению свыше) азербайджанской стороне вертолетной эскадрильи, сейчас оказывающей огневую поддержку национальным подразделениям в Нагорном Карабахе. Или историю четырехчасовых февральских переговоров с боевиками Армении, напавшими на склад 7-й армии под Абовяном, завершившихся мирной передачей им боевого складского содержимого.

В больших кабинетах больших людей сегодня говорят и о том, что после известных случаев самовольного (так предлагает считать армейский официоз) участия отдельных подразделений в карательных акциях против той или иной противоборствующей стороны ситуация в округе не полностью контролируется центральным командованием. Оно вплотную столкнулось с проблемами вполголоса объявленного ухода из Закавказья. С возможными социальными последствиями такого шага военные и политики смогли познакомиться еще осенью прошлого года в Тбилиси, когда расформировывался знаменитый и малопопулярный 8-й полк внутренних войск бывшего СССР. Как утверждают очевидцы, решение о роспуске полка (без обеспечения каких бы то ни было социальных гарантий) офицеры тщательно рассмотрели на общем собрании, где и создали комитет, взявший власть в дивизии в свои руки.

Сидевшие несколько месяцев без зарплаты и пайков, офицеры разработали жесткий план действий, намереваясь в случае необходимости гонять колонны бронированной техники на продуктовые базы, мясо и хлебокомбинаты, где вряд ли кто стал бы серьезно препятствовать им. Для придания законности экспроприации офицеры согласились выдавать продавцам заверенную по всем правилам документацию, согласно которой их питание должно оплатить МВД СССР. Конфликт с привлечением консультантов из администрации грузинского Сальвадора Альенде улаживали долго, очень тщательно и скрытно. Сегодня же даже взявшая на полное финансовое обеспечение войска ЗакВО Россия не может сделать так, чтобы солдаты округа получали чуть более младенческой нормы — 5 — 10 граммов мяса в день. Недостающий, а бывало, отнимаемый местными властями кусок мяса вселяет в головы штатских опасения что у голодного и вооруженного человека может пробиться желание проводить собственную политическую линию.

По приблизительным оценкам, вывод войск округа может быть осуществлен в течение 5 — 6 спокойных лет. Однако фактически он уже начался, что связано с переводом строительных батальонов ЗакВО в Ставропольский край, где их силами сдан в эксплуатацию первый 32-квартирный дом. При этом 16 квартир отошли практически всем замам командующего округом и ряду высокопоставленных офицеров. Как сообщают источники, лично занимавшийся распределением Владимир Патрикеев пока отказался от получения жилплощади в первую очередь. Видимо, именно он останется во главе «группировки российских войск в Закавказье», о необходимости «сохранения» которых заявил частый гость в регионе — первый заместитель командующего силами общего назначения СНГ генерал-полковник Борис Громов. А может, и не он возглавит «группировку российских войск», «о невозможности оставаться» которых в Закавказье сказал другой редкий гость округа — помощник главнокомандующего ОВС СНГ генерал-майор авиации Николай Столяров.

С позицией Столярова связывают шумное заявление вице-президента России Александра Руцкого о необходимости срочного двухнедельного вывода войск из Закавказья. Тут же разошлась версия, якобы Руцкой, руководствуясь «тайными русскими интересами», пытается спровоцировать обращенную к России военно-политическую просьбу республик обеспечить присутствие армии в регионе. Подозрения в политическом трюкачестве не беспочвенны, ведь Россия приложила немало усилий, потратила не один десяток лет и уйму средств со времен царской империи для обеспечения своего геополитического представительства в Закавказье. По этой версии, на провокацию охотно должны были пойти Армения и Грузия согласные вместе с Россией противостоять экспорту исламского фундаментализма, в котором нередко обвиняют Азербайджан и его ближневосточных соседей. Однако, как имел возможность убедиться обозреватель «М-Э», средний офицерский состав армии СНГ, несмотря на плакаты о верности заветам Ильича I, уже не тот, теперь он не прочь требовать предоставления ему базовых условий, соотносимых с американскими военными стандартами.

А пока разворачивается дискуссия уходить или нет, на арену вышел и проявляет свою активность складывающийся класс нетерпеливых закавказских бизнесменов; опирающийся на торгово-посреднические «ноу хау» и объемы некогда закамуфлированных дензнаков. Не без успеха они пытаются цивилизовать свои партнерские отношения с ЗакВО, справедливо полагая что нечего устраивать перестрелку из-за того, что можно купить и что охотно продают. Схема «спрос-предложение» находит понимание прежде всего на уровне автономного солдатско-офицерского звена, располагающегося в тех районах, куда с опозданием добирается свет генеральских погон. Кавказским коммерсантам нетрудно найти тех армейских участников сделки, которые желают перед уходом пополнить свои чемоданы купюрами.

«Грешная и героическая» армия в Закавказье находится более чем в глупом положении. Ее центральное командование расположилось в столице республики, формально не входящей в Содружество и переживающей период гражданской войны, а армии дислоцированы на территориях двух республик СНГ, фактически находящихся в состоянии войны друг с другом. При этом по всей протяженности округа то там, то здесь вспыхивает партизанская война против армий СНГ. В перерывах между ее вспышками' уцелевшие армейские остряки шутят «ЗакВО — значит забудь, как выбраться отсюда». Руководству РФ, надо полагать, уже известно о настроениях некоторых солдат и офицеров, собирающихся выбираться отсюда отнюдь не на российские просторы. Мало думая о необходимости сцементировать вооруженными силами юное Содружество, они порой предпочитают России Украину.

Михаил КАСОЕВ<br\ > Тбилиси