Доверяясь мечте и надежде?

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Доверяясь мечте и надежде?
Author: Геворкян Г.
Source: Голос Армении (Коммунист) № 179(17066) from 1990-08-15


В ПОСЛЕДНЕЕ время я все чаще вспоминаю строки Егише Чаренца: «Время наших скорбей мы привыкли нести, доверяясь неясной мечте и надежде». Может быть потому мысленно повторяю я эти стихи, что и сейчас находятся среди моих соотечественников наивные люди, рассуждающие о нашей действительности как-то уж очень легко (если не сказать легкомысленно). Не замечающие или не желающие заметить, в каком сложном положении оказалась наша Армения, за будущее которой все мы в ответе сегодня. Люди эти любят звонкие фразы о независимости и произносят их по каждому удобному поводу, а то и вовсе без всякого повода. Они буквально кричат о том, что армянский народ всегда жил и живет надеждой и мечтой на возрождение своей государственности и еще о том, что выход из состава Союза — благо...

Мне всегда, когда я слушаю их на митингах, хочется попросту предложить им взглянуть на карту. О каком благе идет речь, когда у нас нет ни морей, ни проливов, ни транзитных железных дорог? И осуществись выход из Страны Советов, мы больше, чем кто-либо зависели бы от добрых отношений с нашими соседями. О какой же в таком случае независимости речь?

Я — не политик. Мои суждения, разумеется, не могут претендовать на бесспорность. Мне гораздо привычнее стоять у станка, нежели сидеть за письменным столом. Но я работаю в большом коллективе, многое испытавшем, пережившем страшный день 7 декабря 1988 года, потерявшем замечательных товарищей, но не упавшем духом. Рядом со мной трудятся мои друзья. Они не бросили свой город в беде, никуда не уехали, не требовали для себя никаких льгот. Они не роптали на судьбу. Они повели себя достойно, без лишних слов включились в работу, стараясь хоть как-то приблизить желанное возрождение своего разрушенного стихией гордого города. И поэтому я им верю больше, чем пусть даже образованным митинговым ораторам.

Пламенными призывами к борьбе за независимость Ленинакан из руин не поднять. Городу нужны не горячие головы, а горячие сердца и умелые руки. Эти руки тянутся к нам со всех концов страны, руки друзей. А что делаем мы? Точнее, что делают некоторые из нас? С пеной у рта пытаются доказать, что мы не нуждаемся в помощи, что мы безбедно проживем без Союза, что зону бедствия способна возродить сама Армения, что...

Я мог бы перечислять долго то, о чем кричат иные ораторы на митингах, стараясь доказать недоказуемое. Но я хочу задать лишь один вопрос: почему этих самых кричащих громче всех «патриотов» нет среди участников восстановительных работ в Ленинакане? А ведь строить разрушенные города и села северной Армении было бы куда патриотичнее, чем бросать упреки в адрес приезжих строителей, обвиняя их в неспособности ускорить темпы восстановления.

Один знакомый строитель, приехавший к нам издалека, говорил мне: «Знаешь. Геворк, я недавно впервые побывал на экскурсии в Эчмиадзине. Это было потрясающе! Я понял, почему армяне так гордятся своей историей». Не скрою, мне было приятно это слышать. Но я невольно подумал вот о чем. Как было бы хорошо, если бы мы столь же бережно относились к своему настоящему. Именно бережно! К тому, чего мы все-таки достигли.

А ВЕДЬ добились мы немалого. Нация выжила после чудовищного геноцида 1915 года, сохранила свою государственность благодаря союзу с Россией, окрепла в составе СССР и вот теперь, несмотря ни на что, имеет реальный шанс стать по-настоящему сильной, процветающей. Если, конечно же, сделает правильный выбор, не даст втянуть себя в авантюру, политическим графоманам, которые откровенно спекулируют на национальных чувствах нашего народа, его стремлении к подлинному суверенитету.

Зачастую — и я это вижу — идет борьба за власть, а не за справедливость. Хотя именно теперь мы больше всего должны осознать необходимость бескомпромиссной борьбы за справедливость во всем. Ведь с этим понятием связаны для нас идеалы карабахского движения — нашей боли, нашей судьбы, нашей гордости.

Однако мы допустили много ошибок и поэтому сейчас только и делаем, что оправдываемся, тогда как в соседнем Азербайджане, где совершены все чудовищные преступления, какие только возможны, вот уже более двух лет на фоне депортации русскоязычного населения делаются заявления о верности традициям интернационализма. И кроме нас, по сути, никто не предъявляет претензий к руководству Азербайджана, никто не пытается вывести на чистую воду «демократов» из Народного фронта Азербайджана, у которых руки по локоть в крови. Почему? Не потому ли, что мы не всегда были все-таки правы? Не потому ли, что нам не всегда все-таки хватало мудрости, чтобы не поддаваться на провокации? Не потому ли, что мы все же давали иной раз увлечь себя безответственными призывами иным митинговым ораторам?

Я знаю, что не все со мной согласны. Кто-то считает, что дело не в нас, а в том, что время такое, когда справедливость в стране — мечта, а не реальность. Этот аргумент очень часто используют и те, кто ратует за выход из Союза ССР. Но время такое, каковы мы. Не лучше, не хуже. Пенять на время, все равно, что пенять на зеркало, в котором не чье-нибудь, а наше отражение. Изменимся мы — значит сможем изменить и время.

Я верю, что время будет другим. Оно станет лучше, счастливее, радостнее. Я верю в разум и силу души своего народа. Я верю, что мы определимся и сделаем правильный выбор. Все мы. Каждый из нас. Я уверен, что Армения должна оставаться в составе Союза, активно участвуя в демократическом процессе, происходящем в стране. В этом, на мой взгляд, путь выхода из кризиса. На этом и только на этом пути мы можем добиться справедливого решения карабахской проблемы.

И, наконец, без понимания этого нельзя рассчитывать на скорое возрождение зоны бедствия. Взять, к примеру, нашу ткацкую фабрику. Мы используем привозное сырье. Своего у нас нет. Замрут железные дороги, и мы окажемся не у дед. Так уже много раз бывало, и мы не только не могли нормально выпускать свою продукцию, но и заниматься восстановлением разрушенных стихией корпусов предприятия.

Я знаю, что в дни блокады в Ленинакане простаивали почти все действующие заводы и фабрики, да и строительный комплекс давал заметные сбои. Это я к тому, что завоз в Армению огромный — от стройматериалов до «золотого» топлива. Завоз из России и других союзных республик. Те, кто призывают к выходу из Союза, полагаю, не очень хорошо представляют себе и чисто экономические последствия такого шага. У подобного рода «пропагандистов», как правило, слишком много эмоций и слишком мало чувства реальности. Они безжалостно крушат направо и налево все наши привычные представления, обрушивая град обвинений на существующие структуры власти, но сами-то не предлагают ровным счетом ничего конструктивного. Нельзя же всерьез считать сегодня выход Армении из Союза конструктивным предложением?..

Но в одном эти ораторы, по-моему, правы: закостенелый партийный аппарат больше говорит о перестройке, чем реально перестраивает свою работу. Я удивляюсь пассивности работников Ленинаканского горкома партии, двух городских райкомов (кстати, есть ли вообще необходимость в содержании райкомов при наличии горкома в 130-тысячном городе?), практикующие старые подходы и кабинетный стиль руководства. А это передается и первичным парторганизациям. Мне, как коммунисту, это небезразлично.

Мои политические симпатии по-прежнему на стороне той партии, которую я представляю. Но я хочу, чтобы в ее рядах были энергичные руководители, способные увлечь, убедить, повести за собой. Я хочу, чтобы они были везде: в каждом городе, в каждом районе, на каждом предприятии Армении. Тогда за правильность нашего выбора, за будущее Армении, за сегодняшний и завтрашний день нации можно будет не волноваться.

Г. ГЕВОРКЯН, рабочий «Лентекстилькомбината».