В аренду не сдавали

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: В аренду не сдавали
Author: Тер-Арутюнян Арам
Source: Армянский Вестник № 20-21(34-35) from 1991-12


События последних месяцев — кровопролитие в Хорватии, мадридская конференция по Ближнему Востоку, поиски партийного золота, экономические реформы в России, конфронтация в Чечне, да и на всем Северном Кавказе, — похоже, сказались на том, что непрекращающаяся война в Нагорно-Карабахской Республике все больше воспринимается общественным сознанием как рутинное явление, как фон, пусть трагический, но неизбежный. Тем более, что утверждают «знающие» люди и не менее «знающая» пресса, выхода из этого тупика нет и не предвидется. Какой же может быть выход, если даже миротворческая миссия таких авторитетных вождей как Б. Ельцин и Н. Назарбаев, не только не дала положительных результатов, но, объективно, привела к усугублению ситуации.

Широко растиражированное мнение о «тупиковости карабахского конфликта» на руку лишь тем, кто заинтересован затуманить смысл происходящего, исказить первопричину противостояния, поставить в один ряд исконных владельцев земли — карабахских крестьян и пришлых азербайджанских омоновцев, и, в конечном итоге, законсервировать обстановку безвластия и произвола.

Более того, сегодня уже все, кому не лень, разбираясь в специфике карабахского конфликта не более, чем в особенностях северного диалекта вьетнамского языка, вольно или невольно начинают превращать географическое название в имя нарицательное, устрашая своих оппонентов «новыми карабахами».

ОСОБАЯ ПРИМЕТА: ГОСТЕПРИИМСТВО

Тем не менее есть и такие, кто желает, чтобы правда о событиях в регионе стала достоянием мировой общественности. Например, президент Азербайджана Муталибов. Летом с. г. после очередной волны кровавых депортаций, вышеупомянутый правдолюбец направил послание на имя Дж. Буша, в котором предложил тому «прислать своего личного представителя» «для формирования объективного мнения о положении в регионе».

Все же Буш проявил дальновидность, характерную для умудренного опытом политика, и не откликнулся на это радушное приглашение. А то не миноватъ бы его представителю участи иных иностранных наблюдателей, все знакомство которых с обстановкой в регионе сводилось либо к пребыванию в аэропорту Степанакерта, либо к индоктринации в бакинских кабинетах со ссылками на невозможность посетить Нагорный Карабах, ввиду угрожающего поведения «армянских боевиков».

РЕЦЕПТЫ ИЗ БАКУ

Гостеприимство свойственно не только президенту Азербайджана. Этим недугом страдают и некоторые центральные средства массовой информации, в том числе такие авторитетные как «Известия», предоставляя свои страницы для оскорблений и бездоказательных обвинений в адрес А. Нуйкина.

Все это, как водится, оправдывается необходимостью дать возможность изложить различные точки зрения. (Правда, без ответа остается вопрос, почему в «Известиях» не нашлось, в таком случае, места для армянской, и в особенности карабахской, позиции...). Но вернемся к статье народного депутата Азербайджана Р. Гусейнова (31.10.1991).

Оставим в стороне забавные рассуждения депутата о том, как Горбачев обещал назначить хоть одного азербайджанца на важный государственный пост, да не сдержал (вот несчастье!) своего слова. Простим автору и его заблуждение по поводу того, что Азербайджан «был самым большим в мире за пределами Армении местом их (армян — «АВ») компактного проживания». (Отметим, однако, что если бы к Азербайджану отошли не только Карабах и Нахичевань, но и другие армянские земли, то он был бы, наверное, не далек от истины). В конце концов Гусейнов может и не знать, что хотя бы только община в США и, в частности на Западном побережье, значительно превышает количество армян, проживавших в Азербайджане к 1988 г.

Зато автор точно знает кому следует решать карабахский конфликт: «Я глубоко убежден, — пишет он, — что конфликт в Карабахе предстоит решать азербайджанцам и армянам, живущим в Азербайджане». Каких же армян имет в виду депутат? Не тех ли 10—15 тысяч оставшихся, по его словам, в Баку женщин из смешанных браков? Ведь других армян в Азербайджане нет.

«МАРСИАНЕ» В КАРАБАХЕ

Все аргументы, выдвигаемые азербайджанской стороной в поддержку «удержания» Нагорного Карабаха в составе Азербайджана сводятся, по сути дела, к одному: «Это — наша земля, на которой армяне — посторонний элемент». За этим, безусловно, скрывается не только мифологизированное сознание бывших кочевников, но и интересы откровенно материального характера, а именно — эксплуатация природных ресурсов региона и его трудолюбивого населения на благо экономики Азербайджана.

И все же, есть ли основания для подобных утверждений? Сегодня не модно ссылаться на доводы исторического характера. Действительно, сколько воды утекло с тех пор как еще в V веке эти земли считались армянскими. Известный русский историк С. М. Соловьев, рассказывая о походе руссов в X веке в Закавказье, отмечает: «на этот раз они поднялись вверх по реке Куру и внезапно явились перед Бердаа, столицею Аррана, или нынешнего Карабага. Бердаа — один из древнейших городов прикавказских, принадлежал армянам еще в V веке...» (конец цитаты. С. М. Соловьев, «История России с древнейших времен», книга 1, стр. 144).

Понятно, что ссылки на историю не всегда могут служить обоснованием этнической принадлежности того или иного региона. Но попытки азербайджанской стороны представить коренное преобладающее население Нагорного Карабаха чуть ли не марсианами, внезапно очутившимися на земле Азербайджана, — государственного образования, первое упоминание о котором восходит аж к 1918 г., — по меньшей мере несостоятельны.

К моменту национально-территориального размежевания в Закавказье после крушения Российской империи если кто и располагал историческими правами на этот регион, так только само его население, поскольку к тому времени ни Армения, ни Азербайджан еще не имели государственности. Первая, как известно, потеряла ее в 14-м веке, а второй — не имел никогда таковой всвсе. Каким же образом 94% населения Нагорного Карабаха (о равнинном Карабахе речь особая) оказались в заложниках у нового в истории образования — Советского Азербайджана?

ПРИЗРАК ТАЛЕЙРАНА!

Известны различные способы приобретения чужой территории. Самый распространенный — военные действия. Территорию можно продать, как это сделал, напрел Наполеон, уступивший в 1803г. Соединенным Штатам Америки Луизиану за 15 миллионов долларов. Можно сдать в аренду, как это случилось с частью Гонконга (точнее с северной частью полуострова Цзюлун), отторгнутой в 1898 г. Великобританией на условиях аренды сроком на 99 лет. Есть пример и бартерной сделки: в 1626 г. представитель Вест-Индской голландской компании выменял у индейцев весь остров Манхэттен в обмен на безделушки, скотину и одеяла общей стоимостью 24 доллара. И этот обмен до сих пор является самой выдающейся бартерной сделкой... В конце концов землю можно просто подарить, что и сделала в конце 19 в. английская королева, императрица Индии Виктория осчастливившая германского кайзера Вильгельма II в день его рождения таким замечательным подарком как гора Килиманджаро. Которая, в результате, в одночасье «передвинулась» из британской колонии Кении под германский протекторат в Восточной Африке (нынешняя Танзания).

А можно добиться территориальных уступок путем дипломатических ухищрений, да еще и выгадать на этом, как свидетельствует опыт знаменитого Талейрана, который в 1832 г., непосредственно участвуя в создании независимой Бельгии, сумел при окончательном определении границ между ней и Голландией сделать некоторые уступки территориального и финансового характера в пользу последней за счет Бельгии, получив за это взятку от нидерландского короля в размере 10 тысяч фунтов стерлингов.

Как известно, Нагорный Карабах никогда не был ни завоеван, ни продан, ни подарен, ни обменен, ни сдан в аренду.

Он стал жертвой политических интриг неконституционного и неправомочного решать территориальные вопросы органа — Кавбюро. В Баку пытаются доказать, что Сталин здесь ни при чем, что решение принималось даже чуть ли не вопреки его воле (напомню, бывшего тогда наркомнац.). Но даже, если бы дело обстояло так на самом деле, это ничего не меняет: под давлением Сталина или без него, такой орган, как Кавбюро, неправомочен решать судьбу карабахцев. Свою судьбу должен решать сам народ Карабаха.

БОЛЬШЕВИЗМ И ЕГО ГРАНИЦЫ

...Что он и сделал 2 сентября 1991 г. после того, как Азербайджан заявил о восстановлении своей государственной независимости в границах 1918 — 1920 гг. и в этом решении, если подойти непредвзято, нет никаких посягательств на суверенитет Азербайджанской республики.

Это одна сторона вопроса, касающаяся реализации права народа НКР на самоопределение, того права, осуществление которого в силу большевистского террора было отложено ровно на 70 лет.

Другая сторона касается самой легитимности внутрисоюзных границ. Очевидно, что в том географическом пространстве, которое называлось СССР, идеологии были подчинены не только экономика, внутренняя и внешняя политика, но и сами внутрисоветские границы. А поощрение территориальной экспансии Азербайджана как нельзя лучше вписывалось в доктрину распространения большевизма революционным путем и должно было, с точки зрения кремлевских стратегов, послужить вовлечению в свою орбиту народов мусульманского Востока. Чем закончилась большевистская игра, хорошо видно на примерах Ирана, Турции, ряда арабских стран, но ярче всего, — Афганистана.

Побудительные мотивы, обусловившие передачу Карабаха Азербайджану, как никто, коротко и ясно определил А. И. Солженицын в работе «Как нам обустроить Россию».

С распадом Советской империи проблемы пересмотра границ, не механического, но на основе самоопределения народов, — встают со всей очевидностью. «Все эти внутрисоветские границы, — отмечал в своем докладе на московской конференции «Римского движения» Витторио Страда, — были намечены, когда граница советского государства и его центрально-европейского пояса имела временную и временную, то есть идеологическую значимость, сейчас же они приобретают новое геополитическое значение и с этой точки зрения создают проблемы пересмотра». («Независимая газета», 6.11.1991).

Разумеется, самоопределение НКР должно предусматривать гарантии прав национальных меньшинств в соответствии с принятой в ноябре 1990 г. Парижской хартией новой Европы. И здесь, наверное, можно высказать несколько парадоксальную, в нынешней обстановке террора против армянского населения Карабаха, точку зрения о том, что в перспективе объектом внимания международных наблюдателей должно стать обеспечение прав азербайджанского национального меньшинства в НКР.

Арам ТЕР-АРУТЮНЯН.