Бои неместного значения

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Бои неместного значения
Author: Комаров В.
Source: Комсомольская правда from 1990-07-18


Наш специальный корреспондент передает из Нагорного Карабаха

Главный военный аэропорт, что является сегодня своеоб разной перевалочной базой и связывает район чрезвычайного положения с «большой землей», находится примерно в 200 километрах от Степанакерта — городе Гяндже.

В Гяндже все спокойно. Внешне. Работают предприятия и магазины, как месяц, два, три назад. Шумит людская толчея на базаре...

...А на бетонке, у борта самолета, которым мы прилетели, ждал отправления гроб с телом рядового внутренних войск Сергея Мезенцева.

...А на центральной площади Гянджи пятый день шла голодовка. Голодающих трое: А. Мирзаев, С. Исмаилов, Д. Джафаров — представители азербайджанской национально-демократической партии и народной партии свободы. Выдвигают требования. Увеличить до трех месяцев срок подготовки к выборам в местные Советы, а для этой цели — изменить республиканский Закон о выборах. Освободить политических заключенных: Этибара Мамедова, Халила Рза, Магомеда Хатеми и других. Отменить чрезвычайное положение в Баку и провести выборы — не ранее чем через два месяца после отмены. Немедленно зарегистрировать все политические партии, уставы и программы которых не противоречат Конституции Азербайджанской ССР. И последнее: создать республиканскую национальную армию по образу и подобию соседей.

Добраться в Степанакерт без помощи военных нелегко. Ехал вместе с колонной оперативников МВД которые сейчас сменяли в НКАО своих коллег. Срок их командировки — три месяца. Каждый вооружен.

На дороге по меньшей мере пять КПП, где возле боевых машин пехоты дежурят солдаты внутренних войск.

В Степанакерте единственная гостиница занята военными. В здании бывшего обкома партии расположились комендатура и республиканский оргкомитет по НКАО. Обкома и облисполкома как таковых не существует. Функционируют горком партии и горисполком.

Всем распоряжаются комендатура и немного республиканский оргкомитет по НКАО. Военные ночуют в гостинице, члены оргкомитета и его пресс-центр — прямо здесь, в здании бывшего обкома.

Бытовые условия, соответственно, примитивные: раскладушки, самовар, столы с пишущими машинками, телефонами. Нет не только горячей, но и холодной воды. Ее подают два раза в сутки по часу. Пища скудная. Поставляется из окрестных азербайджанских сел. Радиопередачи зачастую глушатся.

Степанакертцы же, в основном армяне, полностью игнорируют распоряжения оргкомитета. Входить в его состав также отказываются. Работают в нем лишь азербайджанцы и немногие русские из Баку, причем — все командированные.

Командированная власть?

О чем говорят в областном центре? О последних событиях.

О нападении на автоколонну 11 июля, когда погибли зам. начальника Зардобского РОВД Ш. Шукюров, рядовой внутренних войск Сергей Мезенцев, жена первого секретаря Кельбаджарского райкома партии Т. Исмаилова, ранены трое солдат и 21 человек из числа местных жителей.

Стали известны подробности этого чрезвычайного происшествия. Трагедия произошла на трассе Мир-Башир—Кельбаджар, на том ее участке, где с одной стороны к горной дороге плотной стеной подступает лесной массив, а с другой-высокая скала. Автоматные очереди раздались около 16.00. Колонну хладнокровно расстреливали затаившиеся боевики. Автомобиль «Нива», в котором находились милиционер и женщина, был буквально изрешечен пулями.

Уже на следующее утро группа поиска обнаружила в районе схватки пять гранат Ф-1, готовые шашки, три радиостанции...

Кстати сказать, именно такого типа оборудование было изъято 12 июля, на следующий после ЧП день, у окруженных, а затем сложивших оружие боевиков. Группу в 50 человек, одетых в камуфлированное обмундирование, вертолеты спецназа настигли уже на территории Армении. Она заняла оборону на скотоводческой ферме и бойцам внутренних войск нужно было преодолеть открытую местность.

— Чтобы не допустить кровопролития, не жертвовать жизнями солдат внутренних войск,— рассказывает комендант района чрезвычайного положения генерал-майор Г. А. Малюшкин.— мы поставили условие боевикам сдать оружие. Они приняли его, но если при этом сами будут отпущены. К этому времени на место прибыли председатель Сисианского райисполкома Армении и начальник здешней милиции. После переговоров оружие было сдано, люди отпущены. Хотя документов при них мы не обнаружили, но гадать не приходилось — это были армянские фидаины.

А в ночь на 14 июля в Степанакерте прозвучал сильнейший взрыв. На воздух взлетел дом по улице Мартуни, который принадлежал водителю Г. Сартаряну. В результате сам хозяин, который возил курсантов,— ранен. Его жена, недавно назначенная начальником местного аэропорта, «сотрудничавшая с властями», Е. Ишханова погибла. Сын Артур в тяжелом состоянии.

Наутро в одной из дислоцированных здесь воинских частей была обнаружена листовка, которая знаменует собой, по общему мнению, новый поворот в событиях. В ней содержится прямой призыв к вооруженной борьбе.

Ни в коем случае не думал, что рядом с этими призывами будут соседствовать... мои слова о «художнике несчастного случая». Чья-то рука выписала из одноименной заметки в «Комсомольской правде» проникнутые болью слова о Карипбеке Куюкове, человеке без рук из-под Семипалатинска: «У человека нельзя отнять мечту, его можно лишить здоровой пищи, чистой воды и воздуха, можно обречь на страдания, медленную смерть... Но пока он жив, жива надежда». Не хочу, чтобы они звали к убийствам, к насилию. Это мое право.

А насилию не видно конца. Последняя зловещая примета? Сразу после расправы над семьей «сотрудничавших с оккупантами» кто-то позвонил в комендатуру: Взрыв есть начало широкой террористической акции «Черное кольцо».

В. КОМАРОВ.


КСТАТИ

28 июня было объявлено, что выборы в Верховный Совет Азербайджанской ССР состоятся 2 сентября нынешнего года. Через день, 30 июня, группа жителей Азербайджана, специально приехавших в Москву, объявила голодовку. Неделю с плакатами они выходили к гостинице «Россия», пытаясь привлечь внимание делегатов XXVIII сьезда КПСС. Затем голодающих «потеснила» милиция: во время съезда, дескать, в столице особый режим.

— Наши требования: проведение истинно демократических выборов, которые должны состояться только через три месяца после отмены ЧП,— сказал зам. председателя Комитета азербайджанской общественности Ф. Искендеров.— Освобождение осужденных по политическим мотивам — необходимое условие.