Открытое письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС, Председателю Верховного Совета СССР М. С. Горбачеву

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Открытое письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС, Председателю Верховного Совета СССР М. С. Горбачеву
Author: Балаян Зорий
Source: Советский Карабах № 11(2442) from 1990-01-14


(Открытое письмо М. С. Горбачеву было прочитано на сессии Верховного Совета Армянской ССР)

Не надо быть пророком или оракулом, чтобы предвидеть беду, надвигающуюся на страну. И надо быть поистине слепым, чтобы не видеть начало беды. Я знаю, Вас буквально раздражают любые разговоры о беде, о тревоге, о нерешительности. В то же время хорошо понимаю, что, как Вас называл великий Сахаров, инициатору перестройки нелегко быть решительным, угождая всем и во всем, особенно если учесть, что апрельские воды, направленные на авгиевы конюшни страны, смывают не только накопившуюся за семьдесят лет грязь, но и сносят подчас стены самих конюшен и тысячелетних строений. Как бы ни были возвышенны и светлы сами по себе спасительные идеи спасительной перестройки, невозможно сегодня молчать, видя, как они извращаются на практике, в реальной жизни. И мы не можем не обвинять Вас лично как инициатора перестройки, равно как и самих нас, мобилизованных апрелем, за все происходящее в стране. Благодарная история воздаст Вам должное за подвижничество, за бой, объявленный тотальному обману, в котором жило наше общество все семьдесят лет советской биографии. Но мстительная история не простит за то, что сегодня тотальный обман сменился тотальным самообманом. Не нами сказано — нашими предшественниками: «Нет ничего страшнее самообмана, нет ничего страшнее самодовольного оптимизма». И мы самообманно успокаиваем себя, принимая нередко позу страуса, убеждая себя и свое время, что все идет нормально. Нам кажется, что если стратегическая цель определена верно, то можно презреть тактические задачи, пренебречь издержками так называемого текущего момента. Препарируя ошибки, просчеты, преступления прошлого, начисто обходим вниманием все те, мягко выражаясь, упущения, которые наблюдаются в ходе самой перестройки. Говоря об ошибках прошлого, мы в качестве примеров приводим конкретные ошибки конкретных исторических личностей. Воспринимается вполне нормально и спокойно, когда гласность своим светлым лучом высвечивает не только тьму тридцатых годов, но и пятна Октября. Но луч гласности словно обходит пятна самой перестройки. Ошибки перестройки. Ваши ошибки, которые становятся роковыми уже потому, что они Ваши. Так было всегда. Если ошибки лидера находятся вне критики, если их не достает луч гласности, то становятся они неисправимыми, а последствия — непредсказуемыми. Так было с Сумгаитом. Страшная тема эта стала для Вас, и не только для Вас, назойливой притчей во языцех. Я хорошо понимаю, почему любая попытка раскрыть эту тему раздражает Вас. Вы осознаете, что речь идет не только о трагедии целого народа, но и о позоре нашего государства. Речь идет о том, что Вы, а это значит само государство, не отреагировали на трагедию армянского народа, не выразили соболезнование жертве, не дали политической оценки сумгаитскому геноциду, не выявили и не наказали истинных организаторов организованного преступления. Во всем этом мы видим Вашу личную ошибку, ошибку Политбюро и ЦК, нашу ошибку, мою ошибку. Да, и мою, и каждого из нас. Ибо мы не были целеустремленно настойчивы в нашем законном требовании. В который уже раз мы не добиваемся Нюрнбергского процесса над организаторами геноцида армян.

Последствия Сумгаита оказались очень даже предсказуемыми. Не будем говорить о Фергане и Новом Узене, Абхазии и Юго-Осетии. Это другая тема. Скажем лишь о том, что организаторы Сумгаита, чувствуя безнаказанность, а это, по сути, означает поддержку, расширили географию геноцида: Баку и Гандзак, Шуша и Казах, Ханларский, Дашкесанекий, Шамхорекий районы, весь Низменный Карабах и вся Армянская автономная республика Нахичеван.

И ничего удивительного в том, что ныне уже Нахичеван, подобно Сумгаиту, стал понятием нарицательным, символизирующим варварство. Сегодня газеты пишут о беспрецедентных варварских акциях азербайджанцев на нахичеванском участке советско-иранской границы. Страна ахнула. Страна удивилась. Шутка ли, на протяжении семисот девяноста километров советский воин защищает государственные границы не от, так сказать, внешнего врага, а от внутреннего. А теперь представьте себе, если вдруг Ирану вздумалось напасть на Советский Союз вдоль всей семисотдевяностокилометровой полосы по суше. Помните, говоря о проблеме, нет, не Карабаха, а Нахичевана, я и Сильва Капутикян, показывая Вам карту региона, выразили опасения по части надежности, или точнее, безнадежности границ в связи с создавшейся геополитикой, когда приграничный армянский Нахичеван волею Сталина стал приграничным азербайджанским, то бишь, турецким Нахичеваном? Я не буду говорить о подробностях той встречи, как не остановлюсь и на том, что дважды я Вам лично писал о проблеме Нахичевана, о том, что ожидает нас в стратегическом отношении в обозримом будущем. Не буду останавливаться и на том, что во время встречи с карабахскими депутатами 19 июня 1989 года я Вам зачитал четыре страницы текста о том, что непременно нагрянет беда на границе с Ираном и Турцией, если не предпримете соответствующие меры. Не будем потому, что могут обвинить нас в сепаратизме. Хотя можно быть спокойным, ибо количество встреч с Вами обеих делегаций и депутаций носит паритетный характер. Но я хочу привести выдержку из стенограммы заседания Президиума Верховного Совета СССР, состоявшегося 20 октября 1989 года. Я это себе позволяю, потому, что на том заседании был представитель от Азербайджана: «Наступила смерть армянского автономного образования — Нахичевакской республики. И ведь ни единого слова об этом до сих нор. За семьдесят лет. Нигде. Ни на каком уровне. И ведь все прекрасно знают, как это случилось. Знают, почему армянская земля с армянским коренным населением была нередана только что образованной Азербайджанской ССР. Знают, что сегодня там не осталось ни одного армянина, ни единого. Что уничтожены все христианские храмы, церкви, могилы, могильники, и все это на глазах у одного поколения. Почему это осталось безнаказанным? Хотя, казалось, для воздаяния есть и основания, и законы...» Однако, в Вашем заключительном выступлении Вы ни словом не обмолвились о Нахичеване. Я понимаю, нельзя все взваливать на, как выясняется, очень даже хрупкие плечи перестройки. Нельзя Вас хоть на йоту обвинить за прошлое. Но речь ведь в данном случае идет о будущем, о судьбе перестройки, о стратегии очень сложного региона, о судьбе Армении и страны. С тревожной нахичевакской темой мы входили к руководству страны на самых различных уровнях. У одних она вызывала недоумение, у других непонимание, у третьих обнаруживалось явное незнание географической карты Родины. Разделяли нашу тревогу лишь в Генеральном штабе, но и там фатально разводили руками: мол, ничего не поделаешь — слишком близорукими и по-большевистски наивными были наши стратегические отцы. Мол, существует статус-кво. Мол, не беспокойтесь — священные границы наши на надежном замке. Ой-ли!

Не этот ли державный самообман, приправленный самодовольным оптимизмом, довел большевистскую близорукость до слепоты? Иначе какой же зрячий дал бы разрешение строить мост через Аракс на том самом участке, который был вовсе не случайно приобретен Турцией у Ирана? Мост, соединяющий Советскую Турцию с Турцией натовской. Вспоминается, как свежеиспеченному члену Политбюро Алиеву, сразу после смерти Брежнева, Андропов поручил курировать транспорт и связь в огромной нашей стране. И напрасно страна думала, что этот энергичный мафиози возьмется за развитие коммуникаций, скажем, в Нечерноземье. Реализовывая планы пантюркизма, он взялся строить дорогу вдоль Аракса, соединяющую, по сути, Баку с Анкарой. Тогда же, при Алиеве, был задуман мост через Аракс. Нетрудно представить опасность этого пантюркистского предприятия для страны и, в частности, для Армении и Грузии. Такая обеспокоенность за судьбу края обязала меня обратиться с депутатским запросом к Председателю Совета Министров СССР, к Председателю КГБ СССР, Министру обороны, начальнику Генерального штаба. В нем говорилось:

«Как известно, под давлением Турции Московским договором от 1 марта 1921 года часть исторической Армении — Нахичеван была волевым путем включена в состав только что образованной Азербайджанской ССР без права передачи третьей стране. Тогда Турция не имела границы с армянским Нахичеваном, ставшим вскоре автономной республикой с преобладающим армянским населением. Через некоторое время Турция приобрела у Ирана девятикилометровую приграничную полосу, соединяющую ее с Нахичеваном. Преследуя далеко идущие стратегические цели, турки сначала добились того, что в Армянской автономной республике не осталось армян и русских, а затем уже решили именно на этой девятикилометровой полосе проводить мост через Аракс, чтобы связатьея с уже мононациональным Нахичеваном, чтобы под видом приграничной торговли бесхлопотно перебрасывать оружие и контрабанду.

Нетрудно догадаться об истинной сути и истинном смысле возведения такого моста именно в этом уязвимом для страны месте. Нет сомнения, что мост будет служить интересам НАТО и пантюркизму, подлинные цели которых нам хорошо известны.

Мост проектируется в период крайнего обострения межнациональных отношений в регионе. Если нужно перебросить его через Аракс, то таковой давно уже проведен чуть выше по течению на границе Армянской ССР и Турции. В настоящее время уже переброшен воздушный мост Анкара — Баку. Выполняются регулярно в стратегическом отношении неконтролируемые рейсы. А теперь вот планируется возведение моста через реку.

Прошу дать разъяснение: имеется ли на этот счет разрешение Советского правительства, виза КГБ, Министерства обороны, и особенно Генерального штаба?»

Пока получил ответ от начальника Генерального штаба генерала армии М. А. Моисеева, который дал мне понять, чтобы по вопросам о строительстве моста через Аракс в Нахичеванской АССР я обратился в Совет Министров СССР. Выяснилось, что строительство согласовано с Генеральным штабом, ибо, как пишет генерал Моисеев, вопрос о самой Нахичеварской области был решен не только Московским договором от 16 марта 1921 года, но и Договором о дружбе, заключенном между Арменией, Грузией, Азербайджаном с одной стороны и Турцией — с другой, при участии РСФСР, 13 октября 1921 года в Карсе. Генерал приводит даже пункт Договора, который провозглашает: «Правительство Турции, Правительство Советской Армении и Правительство Азербайджана соглащаются, что Нахичеванская область в границах, определенных в приложении 3 настоящего Договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана». Настала пора, уважаемый Михаил Сергеевич, высветить тем самым лучом гласности архивную темень и сказать правду до конца. Ибо Вас сегодня обманывают точно так же, как семьдесят лет назад обманывали Ленина. Вы должны знать, как и почему появился на свет зловещий Карсский договор, который, как ни странно, действует до сих пор, служит основой даже для строительства стратегического моста. Вот уже два года Вас запугивают азербайджанским, ангорским, турецким фактором, не подозревая даже, что в реальности нет такого фактора. Есть запугивание Центра. Есть обман, позволяющий прямым и косвенным путем, практически получить разрешение на применение силы, бандитских акций, по существу, военных действий. Точно так же было семьдесят лет назад. Вот что писал тогда предсовнаркома Азербайджана Нариманов Ленину, выполняя поручение Турции. «Армянский вопрос есть вопрос жизни и смерти. Если в этом вопросе мы уступим, масса не пойдет за нами. Между тем решение этого вопроса в нашу пользу делает нас сильными... Если Москва из-за армянского вопроса оттолкнет ангорцев (то бишь турок) от себя они, отчаявшись, могут броситься в объятия Англии. Что может тогда быть?» Мы хорошо знаем, что было тогда. Карсская армянская область от России перешла к Турции, которая, тем не менее, бросилась в объятия Запада, а во время войны, ожидая падения Сталинграда, готовилась выступить против СССР. Вернемся к письму Нариманова Ленину: «Если теперь отказаться от турок то мы не только потеряем свое влияние на мусульманском Востоке, но откроем неслыханный для себя Восточный фронт.»

Сегодняшние события в Нахичеване и протест Ирана говорят о том, что нет никакого такого общемусульманского фронта. Есть лишь Турция со своцми паятюркистскими планами, устремлениями, поползновениями.

Тогда, как к сейчас, с официальных трибун говорилось одно, в секретных донесениях — другое. В Декларации «Всем, всем, всем» Нариманов, на весь мир заявив, что Карабах и Нахичеван признаются составной частью Армении, громко воскликнул: «Да здравствует братство и союз рабочих и крестьян Советской Армении и Азербайджана», Но не успели еще высохнуть чернила», которыми была подписана Декларация, Нариманов писал Ленину: «Армянский вопрос в переговорах с турецкой делегацией не должен играть роли». Письмо зто Ленин передал Сталину с просьбой переслать его всем членам ЦК с грифом секретно. Дальнейшее уже хорошо известно, известно, что было сделано Сталиным. Запугивание, давление, фактор, обман сработали, как они работают и ныне.

В результате мы сегодня имеем свершившийся геноцид армян в Нахичеване. Турецкий плацдарм на территории исторической Армении — Нахичеване. Государственную границу, которая парализована по сотни километров. Строящийся мост, по которому будут перевозить оружие. Сложившаяся ситуация нас крайне беспокоит. Беспокоит и Ваша, так сказать, неадекватная реакция на проявление варварства. И стоит ли после этого удивляться, когда в Нахичеване на протяжении многих дней и ночей подряд громят пограничные укрепления и заставы, а центральная газета пищет: «Наши подразделения действуют корректно, понимая, что крайне нежелательно допустить использование оружии». Какое поистине рождественское, гуманное отношение к варварам. И это в то время, когда та же центральная газета в том же номере, на той же странице пишет о провокации, организованной все теми же варварами. «В ходе конфликта в Степанакерте военнослужащие открыли ответный огонь». Выходит, с громившими государственную границу (ущерб пять миллионов) варварами обращаются корректно, а в это же время в черте большого блокадного осажденного города спокойно открывают огонь и убивают скульптора, у которого в руках не то что оружия, палки не было. В провокационцых целях возят турок-месхетинцев через Степанакерт в сопровождении военного наряда, а когда министра обороны Язова и министра внутренних дел СССР Бакатина просим во исполнение Конституции, постановления Верховного Совета СССР и Декларации Второго Съезда народных депутатов СССР снять блокаду, обеспечить в Шаумянском районе и Геташенском подрайоне безопасность армянского населения, то они свою нерешительность прикрывают тбилисским синдромом. Нет ничего общего между Сумгаитом и Тбилиси, Ферганой и Тбилиси, Карабахом и Тбилиси, Баку и Тбилиси, Шаумяном, Геташеном и Тбилиси, Нахичеваном и Тбилиси, как нет ничего общего между Исламом и пантюркизмом, Мусульманским миром и пресловутым азербайджанским фактором, между Ираном и Турцией. Все специально смешивают в одну кучу лишь для того, чтобы по принципу Нариманова-Алиева запугать Центр и лично Вас, добиться безнаказанности организованной преступности. Порукой и подтверждением тому — Нахичеван, которым сегодня хотят загнать в тупик решение Карабахского вопроса.

Организаторы погромов на государственной границе объясняют свои вандализм и варварство тем, что, мол, беженцы азербайджанской национальности требуют у Ирана убежища ввиду того, что им негде жить. И здесь я не могу не обвинять Вас.

Вспомните, сколько раз на сессии Верховного Совета сразу после наших выступлений, в том числе и по вопросам беженцев, Вы добивались того, чтобы не транслировали по телевидению наши дискуссии по Карабаху и беженцам. Общественность дезинформирована. Я вынужден напомнить Вам о том, что в Нахичеванской АССР нет вообще беженцев, за исключением занятого азербайджанцами древнего армянского села Знаберд. Что 307 тысяч армян выехало из Азербайджана, и 157 тысяч азербайджанцев — из Армении. Причем абсолютное большинство из них лишилось крова после землетрясения и только по этой причине выехали из разрушенной Армении. Напомним и то (об этом сказано на сессии Верховного Совета), что уже после того, как беженцы-азербайджанцы разместились в армянских домах и квартирах, в Азербайджанской ССР насчитывается дополнительно более тридцати тысяч освободившихся армянских очагов. И это после того, как к семистам тысячам лишившихся крова от землетрясения прибавилось триста тысяч беженцев-соотечественников.

Так что истинные причины варварской провокации в Нахичеване были другие.

Задумывались ли Вы над тем, почему зто вдруг сотни тысяч азербайджанцев, которых все по тому же принциру самообмана официальные органы называют нелепым в своей сути словосочетанием — экстремистскими элементами, или туманно-обтекаемо — местными жителями, взялись громить именно иранскую границу на протяжении почти тысячи километров, а не турецкую, составляющую всего-то девять километров. Казалось, чего это им прорываться в Иран, когда эти самые местные жители считают себя турками. А в Нахичеване действительно живут только турки. Там нет талышей, являющихся персами. И, если помните, на заседании Президиума Верховного Совета СССР, 20 октября, мы обнародовали документ, в которой эти самые «местные жители» перекрестили Азербайджанскую республику в республику Турецкую. Не Иранскую, а Турецкую. Не Иран, а Турция спровоцировала Россию на сотворение Московского и Карсского договора. Сталин передал Нахичеван и Карабах Азербайджану не под давленном Ирана, а под давлением Турции. Дело в другом. Дело в Вас, Михаил Сергеевич. В Вас. Это Вас хотят запугать тем, что в реальной жизни якобы существуют якобы кровно связанные между собой географический и исторический нонсенс так называемый Северный и Южный Азербайджан, которые якобы требуют объединения. Мол, знай наших. Мол, гляди, нас двадцать миллионов. Мол, попробуй, Горбачев, решать карабахский вопрос не в нашу пользу. Ничего, что древний Иран, не признавая родства, дал протест нашей стране по поводу бесчинств на границе с советской стороны. Протест забудется. А вот страх у Москвы не быстро пройдет.

Страх, который является плохим подспорьем решительности и трезвости. В зтом мы убедились, видя в программе «Время» выступления секретаря ЦК КПСС А. Н. Гиренко в Нахичеване, Р. Н. Нишанова в «Известиях» и по телевидению. Страх порождает патологию. И на таком патологическом фоне, конечно, легко под шумок возводить турецкий мост, через который в суматохе и суете очередных, по терминологии ТАСС, беспрецедентных варварских акций, перебросят десятки, если не сотни тысяч единиц боевого, по сути, натовско-турецкого оружия. Безопасность армянского и грузинского народов, надежность советской государственной границы требуют после всего случившегося внести на рассмотрение советского парламента вопрос об упразднении Армянской автономной республики Нахичеван с последующей передачей ее территории в ведение Министерства обороны СССР. Ибо варварские акции на границе явно показали, что Нахичеван стал уже, как и планировалось пантюркизмом, троянским конем для СССР.

И это, к сожалению, страшная правда. Правда, похожая на Сумгаит. Правда о беде, которую нельзя не предотвратить. В создавшейся ситуации позволить строить чудовищный мост-монстр, значит не уважать память наших с Вами отцов. Значит не выражать действенное беспокойства за будущее Родины, ее целостность, за жизнь наших детей. Значит не уважать свои гражданские права. А это уже, как известно, противоречит Вашим принципам. Недавно журнал «Тайм», назвав Вас Человеком десятилетия, писал; «Советские люди давно привыкли к лидерам, которые им лгали. Говоря правду, Горбачев потряс своих сограждан, подтолкнув их к невиданной прежде политической активности и к уважению своих гражданских прав». Но жизнь показала и перестройка подтвердила, что говорить правду мало. Надо еще и слушать правду. Вслушиваться в нее. В Правду о трагедии, которая непременно нагрянет на страну, если, презрев здравый смысл, ложь все же построит мост. Правду о том, что лучше нарушить законы неба, чем разгневать народ.

С уважением Зорий БАЛАЯН,<br\ > народный депутат СССР