Нужны конкретные дела

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Нужны конкретные дела
Source: Советский Карабах № 286(2416) from 1989-12-15


Перестройка... на бумаге

Original title: Перестройка... на бумаге
Author: Улубабян Григор

Перед нами очередной партийный документ — Обращение к советскому народу. Не знаю, какое это по счету обращение ЦК партии на моем веку, но что оно мало чем отличается от предыдущих — факт. Слова только новые — «перестройка», «гласность», «открытость» и т. д. В первом же абзаце говорится: «Осуществится одна из целей перестройки, начатой партией в апреле 1985 года». Это выражение, мягко говоря, вызывает удивление. Интересно, какая из целей перестройки до сих пор осуществилась? Что перестроилось? Лишь одно содержание речей и решений. Если в победном шествии перестройки и есть последовательность, то лишь в удорожании всех видов товаров и услуг. И в введении талонов на товары. Вчера — на сахар и масло, сегодня — на кофе и мыло. А завтра? Вероятно, очередь дойдет скоро до хлеба и воды... Куда мы идем, куда катимся? В другом абзаце Обращения читаем: «Общество лихорадят забастовки, межнациональные конфликты. У перестройки пик напряжения». Действительно, в стране все достигло пика напряжения, в том числе и человеческое терпение. Как же случилось что наш народ, который десятилетиями называли «трудолюбивым», «созидателем», «строителем», встал на путь забастовок? Забастовки проводятся с определенной целью и с определенными требованиями. Кто и когда вникнет в эти требования, попытается решить не только экономические и социальные, но и политические и межнациональные проблемы? Сколько можно критиковать сталинизм и брежневизм и ничего не делать для исправления допущенных в те годы ошибок? Какие еще факты нужнь для того чтобы окончательно разоблачить политический облик Алиева и ему подобных, лишить их всех званий и привлечь к ответственности? Восстановление репрессированных большевиков в партии необходимо, но еще важнее наказание ныне здравствующих преступников.

Несомненно, в Обращении есть и немало правильных положений, рекомендаций. Но невольно задаешься вопросом: насколько они реализуемы, если дух перестройки и гласности отнюдь не проник в самые высшие сферы партийной и государственной власти? Если Верховный Совет, избранный Съездом народных депутатов СССР и подотчетный ему, не учитывает выводы комиссии по НКАО, образованной Съездом, то может ли идти речь о народовластии, демократии, о порядке? А что происходит на втором Съезде народных депутатов? На всю страну объявляют, что от народа ничего не будет скрыто и все, что происходит на Съезде, без сокращений, без редактирования будет транслироваться по телевидению, но почти в тот же день не сдерживают обещание, «урезав» телерепортаж на 40 минут, скрыв от советского народа, всего мира острую дискуссию, азвернувшуюся по вопросу НКАО.

Народу нужны конкретные дела, а не красивые слова.

Григор УЛУБАБЯН.<br\ > член Союза писателей СССР, ветеран войны и груда.


Прочел и... разочаровался

Original title: Прочел и... разочаровался
Author: Мирзоян В.

С большим интересом и ожиданиями прочел я Обращение ЦК КПСС к советскому народу. Прочел и глубоко разочаровался, и не только потому, что своим содержанием и духом этот документ мало чем отличается от многих «обращений», ставших модными в годы застоя, но и потому, что многие положения Обращения неопределенны и неубедительны. В нем желаемое выдается за действительное, уже в который раз перечисляются недостатки и пороки нашей жизни, а как преодолеть их — об этом почти ни слова. Партия же словно выступает в роли стороннего наблюдателя.

«Советский человек везде должен чувствовать себя уверенно и безопасно — дома, на улице, на рабочем месте». Трудно сказать сколько раз после апрельского (1985 г.) Пленума повторялась эта мысль. Каково же положение в реальной жизни? Я беженец и знаю, сужу об этом по собственной жизни и судьбе. В результате насилия азербайджанских националистов и экстремистов мне пришлось бросить дом, работу и бежать из Баку в Ереван. После ужасного землетрясения приехал в Степанакерт. Чего только я не видел в Баку — насилие, унижения, оскорбления национального достоинства, угрозы физической расправы! И все это, как говорится, средь бела дня, с ведома и на глазах руководства и правоохранительных органов республики. О какой гарантии безопасности жизни может идти речь после всего этого? Дабы поставить на колени Нагорный Карабах, наши «братья-интернационалисты» вот уже почти два года, как взяли в железные тиски область и, не гнушаясь в средствах, делают что хотят — убивают, разбойничают на дорогах... И остаются при этом безнаказанными. А партия и правительство не принимают никаких мер к тому, чтобы покарать преступников, справедливо решить карабахскую проблему. Более того, складывается впечатление, что народный фронт Азербайджана действует с ведома и молчаливого согласия центральных властей. Как после этого не усомниться искренности следующих строк из Обращения: «...никто в руководстве партии и государства не закрывает глаза на ситуацию»?

Бездушный волюнтаристский, командно-адиминистративный подход к карабахскому вопросу — убедительное свидетельство того, что центральные власти продолжают закрывать глаза на многие назревшие проблемы. Об этом свидетельствует также непонятная, неопределенная формулировка «Выдержим — будет перевал. Нет —откат назад и вниз» или «ЦК КПСС разделяет справедливую обеспокоенность трудящихся спадом дисциплины, размахом бесхозяйственности...»

Непонятно выражение «ЦК КПСС разделяет». Разделять может посторонний человек. ЦК же должен не разделять, а нести ответственность за недостатки.

И это говорится спустя почти пять лет после начала перестройки...

В. МИРЗОЯН.<br\ > водитель, г. Степанакерт