Мы — наши горы

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Мы — наши горы
Author: Багдасарян Гегам
Source: Советский Карабах № 197(2027) from 1988-08-24


НАГОРНЫЙ КАРАБАХ... Отнюдь не будет, преувеличением, если скажем, что с этих двух слов начался год 1988-й. Два этих слова склонялись везде, склонялись по-всякому. Не секрет, что многие впервые услышали эти слова (вероятно, не только по своей вине —долгие годы область оставалась в стороне от больших событий, происходящих в мире), многие же только-только стали искать этот небольшой горный край на географической карте. А до этого ещё возможно было появление, к примеру, такого письма: «Что происходит в области, неужели армяне и азербайджанцы не могут усмирить этих непокорных карабахцев?» После же сумгаитской трагедии в наш адрес пришли десятки гневных писем — что вы натворили? Вот при такой общественной осведомленности и набирало размах карабахское движение. В обсуждении его участвовала почти вся страна (свидетельством тому небывалое расширение географии редакционной почты), в том числе и вышеупомянутые «многие», которым еще следовало объяснить, что карабахцы — это не какой-то обнаруженный недавно народ, а частица того же армянского народа. И что Сумгаит находится за 400 километров от НКАО. Отсюда и многообразие нашей почты, отсюда и полярность мнений, очевидная конфронтация взглядов.

Эти письма, составляющие львиную долю редакционной почты последних месяцев, можно охарактеризовать одной особенностью — общественная активность, чувство общей боли. «Не могу спокойно писать, потому что слезы душат меня», — пишет Ангелина Савельева из Одессы. Люди просто не в состоянии равнодушно проходить мимо волнующих страну вопросов, пытаются в какой-то мере быть полезными, участвовать в их решении. И делают это кто как может, кто на что горазд.

Харьковчанин А. Жуков (член партии с 1937 года) столь часто использовал слом «националист», «экстремист», что просто трудно было избежать соблазна подсчитать количество этих слов в его письме на одиннадцати страницах — 75 раз употребил он их (не считая слов «провокатор», «реакционер», «шантажист», «лакей», «враг», «блюдолиз» и других «родственных» слов). Через черные очки смотрел А. Жуков на события в Нагорном Карабахе и «вокруг» него», и в итоге увидел лишь две группы людей — националистов (экстремисты, шантажисты и т. д.) и заблудших. К последней группе он причислил... коммунистов, «которые в создавшейся ситуации должны были политически маневрировать, то есть отойти от позиций наряда и занять более прочные позиции». От этого письма, которое наводнено подобными «открытиями», веет холодным дыханием 37-го года. В тот год, когда автор письма вступил в партию, многие истинные ленинцы были «изолированы». Возможно, после таких вот писем.

Навешивание ярлыков, пожалуй, всегда было делом легким. Для этого особые данные и не нужны. Гораздо труднее понять суть явления. Что А. Жуков не один, свидетельствует письмо москвички Н. Селютиной: «Опомнитесь, что вы делаете? Допустим, вы вышли из состава Азербайджана, но ведь останетесь соседями. Вас будут ненавидеть ваши же дети, вам никто не будет доверять. Куда ведут вас подстрекатели?» Можно ли разделить тело на две части, в свою очереди возмущается И. Попов (Донецк), имея в виду вывод автономной области из состава республики, не ведая о том, что и тело, и сердце разделено на две части давно. Этот и другие авторы в своих категоричных суждениях и выводах, подобно отдельным авторам публикаций в печати, не зная истории, не углубляясь в суть вопроса, воспринимают все упрощенно. Учительницы из города Миасс Челябинской области Акимова, Колдина, Мартынова, Подкорытова также проявляют изобретательность: «В Нагорном Карабахе присоединения к Армении хотят не более 30 процентов армян». Остается лишь догадываться, данными какого неизвестного нам референдума располагали уважаемые учителя, чтобы делать подобный вывод. Вот такими были первые отклики.

Не знаю кто как, но по прочтении этих писем я проникся сочувствием к их авторам. Чтобы судить о явлении, прежде всего необходимо углубиться в него, для чего вышеупомянутые лица (и не только они) попросту не имели возможности. Те, кто по долгу службы обязан был создавать такую возможность, сегодня это уже не секрет, оказался не на высоте. Речь о печати.

После исторического апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС наша пресса стала на глазах преображаться. С интересом читались газеты и журналы, в них все чаще находила место критика — изгой нашего общества в годы застоя. Да, нельзя было не заметить оживления нашей печати. По, к сожалению, рецидив «старой болезни» повторился. В этой связи, пожалуй, метко написал Алексадр Гельман в «Советской культуре» (9 апреля 1988 г.): «Обнаружилась неподготовленность наших средств информации человечно и честно освещать драматические события».

В условиях информационного голода, а затем и полуправды неудивительно, что в нашей почте оказались и такие строки: «К сожалению, информации получаем значительно меньше, чем хотелось бы» (Г. Хоботев, Москва); «Горький опыт прошлого заставил нас с сомнением относиться к некоторым публикациям» (А. Кучменко, Краснодар). А жительница города Тарту русская поэтесса Людмила Логинова, желая сориентироваться в сложном лабиринте противоречивых сообщений, буквально просит нас: «Вышлите номера вашей газеты». Все это факты, история, от которых нельзя отмахнуться.

И вполне естественно, что после широкого освещения по Центральному телевидению известного заседания Президиума Верховного Совета СССР, которое стало, по сути, наиболее полной, наиболее объективной информацией о Нагорном Карабахе, в редакционную почту, как из рога изобилия, посыпались письма иного содержания, а тем более настроения. Люди получили информацию, как говорится, из первых рук. И для большинства многое оказалось откровением. В этиx письмах уже не было ярлыков. Все бея исключения, осудив забастовку, пытались понять, увидеть корни самого явления.

«Товарищи, действительно нельзя нарушать Конституцию, — пишет русский «чернобылец» (формулировка его) Виталий Митин из Новосибирска. — Нельзя без согласия союзной республики менять ее границы. Нет надобности изменять Конституцию. Но, с другой стороны, справедливость требует, чтобы обе части одного народа наконец воссоединились. Выход, по-моему, в следующем — необходимо добиться согласия Азербайджанской ССР, необходимо ее убедить. На деле же все вышло наоборот — убеждают армян. Убеждают... отказаться от своего справедливого требования. Сегодня уже не секрет, что Азербайджан во многом виноват перед карабахцами. Наилучший способ искупить вину — дать автономной области возможность самой решать свою судьбу. Лишь после этого доброго жеста можно будет восстановить дружбу между двумя соседними народами».

Братья Анатолий и Алексей Кучменко из Краснодара пишут: «Карабахцы отстаивают свои жизненные права, борются за свое национальное достоинство, святые свои права — право на язык и, не будем фарисействовать, право на свое прошлое, ибо они оказались под угрозой. Карабахская проблема дала клиническую картину той раковой опухоли, которая поразила здоровый организм нашего общества. Справедливое решение вопроса станет истинным показателем политики гласности, перестройки вообще».

К нам стали поступать и первые предложения о помощи. Житель города Воркута Коми АССР, белорус по национальности и юрист по специальности Анатолий Александрович Медведев выслал редакции 100 рублей, препроводив денежный перевод следующими словами: «Прошу принять личные сбережения в помощь населению Нагорного Карабаха. Справедливость должна восторжествовать». Из Еревана мы получили такое письмо: «Вероятно, карабахские выпускники в это сложное время не имеют возможности как следует подготовиться к вступительным экзаменам и продолжить учебу в вузах. Я специалист по математике и хочу в благотворительных целях оказать карабахской молодежи помощь в подготовке к вступительным экзаменам. Те, у кого есть возможность в этот период оставаться у нас, могут обратиться ко мне по следующему адресу; 375019, Ереван-19, ул. Айгедзор, дом № 62, Сурен Товмасян». Но наиболее волнующим, пожалуй, было письмо из города Камо Армянской ССР: «Я собирал деньги на велосипед. Сейчас решил выслать их карабахцам. Маленький Овик».

Под рубрикой «Уважаемая редакция» мы публикуем письма наших читателей, давая каждому свободно выражать свое мнение. Под этой рубрикой мы напечатали и телеграмму доктора медицинских наук С. Манафова. Тон телеграммы, адресованной первому секретарю Кагорно-Карабахекого обкома партии Г. А. Погосяну, вызвал возмущение читателей газеты.

Письма и телеграммы в адрес редакции отправили Г. Аванесов (Степанакерт), Н. Петросян (Мардакерт), Л. Акопян (Ванк), ереванцы Н. Асатрян, С. Григорян, А. Онипченко, С. Габриелян, С. Гукасян, Ж. Акопян, Л. Погосян, X. Асрян, Г. Назарян, Г. Антонин, а также С. Довлатян (Тбилиси), Р. Арутюнян (Гадрут), В. Даниелян (Мец шен), Е. Арутюнян и Е. Авакян (Самарканд), Л. Камалян (Мегри), М. Согомонян (Каракенд), степанакертцы В. Балаян и С. Хачатрян, О. Саркисян и Р. Мусаелян и многие, многие другие — всех не перечислить.

В своих письмах читатели одобряют избранный областной газетой курс, с удовлетворением пишут, что неизмеримо возрос ее авторитет. Доволен, что подписался на вашу газету — зта мысль красной нитью проходит через многие письма. Укрепилась, получила новое содержание связь «газета — читатель». Но в наш адрес раздаются не только похвальные слова. Читатели делают замечания, вносят предложения, откликаются на каждую статью. Конечно, редакция согласна не со всеми замечаниями, но одно очевидно — все они берутся во внимание. Некоторые из наших читателей не согласны с отдельными публикациями. Здесь стоит отметить, что в основу своей деятельности мы положили резолюцию XIX партконференции о гласности, принципы социалистического плюрализма. Каждый гражданин имеет право на собственное мнение по каждому общественно значимому вопросу.

Севиль Новрузова из Шуши пишет: «Хочу обратиться к газете «Севетакан Карабах» и сказать, что она печатает материалы, противоречащие духу интернационализма. Пишут — моя родина Нагорный Карабах. Но ведь родина у нас одна — Советский Союз». Советуя С. Новрузовой послушать известную песню «С чего начинается родина», одновременно хотели бы обратить ее внимание из статью «Кто такой Ахмедбек Агаев?», опубликованную в районной газете «Шуша» 2 августа нынешнего года. Действительно, кто он? Заместитель председателя парламента мусаватистского правительства Азербайджана, политический советник турецких войск, член печально известной партии «Младотурки». Как не спросить: с какой целью, уважаемая С. Новрузова, ваша газета «Шуша» в эти дни пропагандирует «героя», сосланного вместе с руководителями известной организации «Иттихат вэ Таракки» в Мальту?

События последних месяцев положили начало мощному патриотическому движению, которое пробудило горячий интерес к историческому прошлому армянского народа. Читатели буквально требуют периодически писать о всех фактах истории края, образования автономной области, которые доселе не были известны массовому читателю, бить тревогу во имя спасения стоящих на грани уничтожения наших историко-архитектурных памятников, восстановления армянских топонимов, затрагивать вопросы родного языка, истории армянского народа, установления Советской власти, социалистических преобразований в Нагорном Карабахе, рассказывать о Великой Отечественной войне, перестройке в области. Нечего скрывать, что в недалеком прошлом невинное патриотическое стихотворение квалифицировалось иначе, а некоторые классики армянской литературы обрели статус «нежелательных личностей».

Размышляя над всеми этими вопросами, наши корреспонденты, естественно, не могли обойти вниманием известное постановление Президиума Верховного Совета СССР по Нагорному Карабаху, программу социально-экономического развития области. Мнения неоднозначны, но одно из них преобладает — каждый по мере своих возможностей должен участвовать в реализации масштабных задач, предусмотренных постановлением Президиума Верховного Совета СССР. А ведь оно открывает широкий простор для укрепления связей с Арменией, развития армянской культуры, национально-духовной жизни населения области. Цели этой нелегко достигнуть. «Не будем наивны,— пишет К. Агаронян,— программу эту непросто осуществить. Тем не менее считаю, что от нас зависит очень многое. Определяющее значение имеет наша настойчивость. Не следует забывать: мы — наши горы».

Лишь самоотверженным трудом можно достичь той высшей цели, к которой стремимся все мы.

Гегам БАГДАСАРЯН