Когда же мы поймем друг друга?

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Когда же мы поймем друг друга?
Author: Галустян Паргев
Rubric: Резонанс
Source: Советский Карабах № 192(2322) from 1989-08-25


Я — бывший горожанин. В минувшем году вынужден был оставить дом, в котором прожил более четверти века. Теперь меня называют репатриантом. Если бы раньше мы переехали в родные края, то сегодня с нами была бы и моя тетя.

Тетя моя, 67-летняя Фирузе Мелкумян, проживала в Сумгаите. Вдова солдата, погибшего в Великой Отечественной вовне, работала в послевоенный период не покладая рук, была одним из тех, кто строил Сумгаит и вряд ли могла предположить, что будет растерзана в этом городе.

Невольно вспоминаю слова М. С. Горбачева о том, что войска опоздали всего на три часа. Это не так. Кровавые события в Сумгаите развернулись с 26 февраля и продолжались три дня. 27 февраля вместе с моим бакинским товарищем мы отправились в Сумгаит, чтобы спасти семьи брата и тети. С большим трудом нам удалось найти только брата. Тети дама не было, квартира была разграблена и разгромлена.

Немало усилий потребовалось и для того, чтобы выехать из города, спастись от разъяренной, озверевшей толпы. За пределами Сумгаита на открытой местности мы встретили воинские части и военную технику. Мы обратились к командованию, сообщили об обстановке в городе, попросили оказать помощь несчастному армянскому населению. Мы поняли, что они осведомлены о творящихся в городе бесчинствах, но не имеют приказа пресечь их. Как уже известно, поиска вступили в город лишь 28 февраля. Иначе говоря — с опозданием на два дня.

А теперь о нашем сегодняшнем положении. Область практически оторвана от внешнего мира. Более того, передвижение рядом с азербайджанскими селами сопряжено с большим риском. Хулиганствующие элементы этих сел создают на дорогах завалы, устраивают засада, неожиданно нападают на армян, избивают их, похищают, глумятся над ними... Передвижение по дорогам, связывающим областной центр с районными, небезопасно. В Степанакерте, где подавляющее большинство населения составляют армяне, размещено большое количество войск, которым в городе практически нечего делать. Целесообразнее вывести их из областного центра и разместить, в тех местностях, где опасность велика. Возникает вопрос: где мы находимся, где живем, в Советском Союзе или в Афганистане? Почему люди не могут беспрепятственно передвигаться по дорогам области? Дело дошло до того, что сельчане не могут перевезти выращенный. урожай в райцентр и в Степанакерт. Причина, по-моему, одна. Нынешние беспорядки вызваны тем, что не было дано политической оценки прежним преступлениям. Армянское население НКАО связывает большие надежда с Комиссией Верховного Совета СССР, которая должна объективно представить ситуацию в области высшим инстанциям страны.

Отмечу, что еще до приезда комиссии в НКАО в азербайджанонаселенных пунктах области объявились незнакомые лица из Баку, что и обострило ситуацию в регионе. Что это значит? Такое можно объяснить следующим образом: не дать комиссии работать в нормальных условиях.

Ситуацию, сложившуюся ныне в Нагорном Карабахе, можно квалифицировать как результат дискриминационной политики бывшего руководства республики по отношению к армянству НКАО. Мне, рабочему человеку, кажется, что в эпоху гласности и демократии национальные и территориальные вопросы должны решаться в мирных условиях, с учетом сложившихся реалии я единодушной воли населения края.

И наконец, разве НКАО желает воссоединиться с каким-либо чужеродным государством? Ведь боль и заботы одной республики, одного народа, одной национальности делили все народы нашей страны. Почему мы не должны понимать друг друга? Ведь живем мы в одной семье, под одной крышей.

Паргев ГАЛУСТЯН,<br\ > рабочий Степанакертского завода сельскохозяйственного машиностроения