Захватить власть? Да проще простого, если центр ведет политическую игру «кто не с нами, тот против нас»

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Захватить власть? Да проще простого, если центр ведет политическую игру «кто не с нами, тот против нас»
Author: Данилов Виталий
Source: Республика Армения № 124 (166) from 1991-07-09


Хотел бы, читатель, предложить тебе на осмысление одну умозрительную ситуацию. Допустим, союзным властям не нравится областной Совет Свердловска (или другого города — не суть важно). Ну очень не нравится. И тогда в Москве создается некий оргкомитет во главе с секретарем ЦК КПСС. Указанный оргкомитет прибывает в Свердловск, с помощью внутренних войск выдворяет из занимаемого здания законно избранный местный Совет и, охраняемый автоматчиками и «бэтээрами», начинает «твердо» руководить областью. А любые попытки местного населения доказать, что подобные действия антиконституционны и неправомерны, подавляет как «экстремистские вылазки» и «антисоветскую пропаганду».

Когда я рассказывал на Украине, в России эту свою выдуманную ситуацию, люди искренне удивлялись: не может быть. И уж совсем переставали мне верить, когда я вносил ясность: именно так действует сегодня «новый порядок» в Нагорном Карабахе. Тут уже звучало совсем сакраментальное: этого не может быть, потому что не может быть.

А что еще говорить людям? Автономная область, чьи права и свободы, между прочим, гарантированы союзной и республиканской конституциями, уже три года лишена всех связей с внешним миром. Вокруг нее создана столь плотная информационная блокада, что даже полслова правды не может пробиться к общественности. И это не какой-то там анахронизм сталинских лет. Это «железный занавес» нашего времени. Значит, это кому-то нужно? Вспомните, сколько журналистских «копий» было сломано, сколько политических страстей разыгралось вокруг мифических «комитетов национального спасения», чьи состав, структура, методы действий так и остались неизвестными. А тут реально действующий в Нагорном Карабахе тоталитарный оргкомитет, с открыто названными членами, с открыто назначенным председателем, с открыто узурпированной властью над целым народом: и ни слова анализа, ни слова осмысления. Не означает ли это, что «новая власть» в Нагорном Карабахе является неким аванпостом в возможном повороте курса страны, который Центр не хочет пока афишировать?! Вот это и тревожно...

В свое время мы уже не заметили, какую глубокую борозду поперек перестройки проложил Сумгаит. Сейчас, похоже, в упор не хотим увидеть, каким эффективным механизмом манипуляции властью может стать деятельность оргкомитетов, подобных карабахскому. В ней, этой деятельности, наглядно отражаются те ухищрения, на которые способна тоталитарная система, лишь бы сохранить свою всеохватную силу над человеком, лишь бы и дальше выступать в роли полновластного диктатора страны.

Ведь никакими конфликтами с соседями не объяснить и не оправдать массовый психоз вокруг Нагорного Карабаха, погромы и убийства по национальному признаку, кровавую бойню в Геташене, Мартунашене, Воскепаре, пещерную жестокость азербайджанских омоновцев, которые уродуют заложникам лица, измываются над мирными жителями, кощунствуют даже над трупами. Никакими «миротворческими» целями не объяснить и не оправдать участие союзной армии и союзных внутренних войск в насильственней депортации из Азербайджана населений армянских деревень.

Почему же столь непреклонным оказался Верховный Совет страны, отказавшись по требованию Армении созвать внеочередной съезд народных депутатов СССР для срочного рассмотрения ситуации в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе? Поостерегся, что придется квалифицировать вышеназванные действия, исходя из уголовного законодательства СССР, как преступления? Не захотел открыто расписаться в том, что союзный парламент оказался неспособным быть высшим арбитром при серьезных региональных конфликтах?

Наверное, и такие соображения могли иметь место. Но главное, мне кажется, было в другом — при глубоком анализе могла вскрыться истинная пружина событий. Ведь из опыта истории мы знаем: военные акции против, мирного населения сами по себе не возникают, война есть продолжение политики иными средствами. Той политики силового решения карабахской проблемы, к которой Центр шел последовательно, несмотря на политические бури, всплески страстей и резкую критику. Азербайджану, как покладистому суверену, было дозволено наступать, Армении, ищущей самостоятельный путь, отказали в праве защищаться. По знакомому по нашей не столь давней жизни принципу: кто не с нами, тот против нас...

Старые подходы, увы, еще имеют крепкие корни. Вспомним предысторию известного постановления Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года «О нормализации обстановки в Нагорно-Карабахской автономной области».

Уже в ходе его рассмотрения произошла удивительная метаморфоза. Задолго до заседания Верховным Советом СССР была создана специальная депутатская комиссия по Карабаху. Члены комиссии изучали ситуацию на месте, встречались с местными жителями, советовались с политиками и учеными. На основании их анализа и выводов был подготовлен проект компромиссного решения проблемы. Однако на рассмотрение Верховного Совета СССР представили совсем другой документ, который полномочной депутатской комиссией не готовился и даже не рассматривался. Откуда он взялся, кто его авторы и готовы ли они нести всю полноту ответственности за последствия одностороннего подхода к проблеме, связанной с судьбой целого народа?! Ответ на этот вопрос мы не получили до сих пор.

Зато получили другое. Под убаюкивающие разговоры Центра «не надо волноваться, все будет хорошо» начался такой правовой беспредел, который в нормальном обществе представить трудно.

Как следовало из постановления, республиканский оргкомитет должен был создаваться на паритетной основе, при полном равенстве сторон — Азербайджана и .НКАО, и предназначался для выполнения временной задачи: в двухмесячный срок восстановить органы государственной власти и управления автономной области, чтобы затем с участием этих органов разработать и принять новый закон о статусе НКАО. Основную же задачу — контроля за осуществлением мероприятий по нормализации обстановки в НКАО и выполнений других управленческих функций под непосредственным руководством Верховного Совета СССР призвана была решать Союзная контрольно-наблюдательная комиссия во главе с членом Президиума Верховного Совета СССР В. Фотеевым. Союзной контрольно-наблюдательной комиссии были подчинены соответствующие подразделения внутренних войск МВД СССР, которые посчитали необходимым оставить в регионе для гарантии безопасности населения.

Безусловно, чтобы выполнить свои функции в столь тонкой сфере, как межнациональные отношения, от членов Союзной комиссии требовались и гибкость, и выдержка, и глубокое знание местных условий, и принципиальность. Сейчас трудно сказать, обладали ли члены комиссии этими качествами. На месяцы растянулось утверждение состава комиссии. А затем она вообще исчезла из поля, зрения. Вроде члены комиссии взяли и самочинно сложили с себя свои обязанности.

Что это? Вопиющая безответственность? Служебная халатность полномочных народных депутатов? В сфере «большой политики» подобные рассуждения по меньшей мере наивны. Как наивно было бы думать, что широкие полномочия Для установления «нового порядка» в НКАО оргкомитет получил благодаря, настойчивости и изворотливости его председателя, второго секретаря ЦК компартии Азербайджана В. Поляничко, даже если учесть, что у того за плечами «богатый» опыт печально известной афганской войны. Всевластие оргкомитету дали. И вседозволенность — тоже.

Поэтому руководство Азербайджана и начало действовать столь уверенно. На виду у Верховного Совета СССР оно отказалось от паритетности, сформировав республиканский оргкомитет только из представителей Баку. Из временного оргкомитет превратился в постоянный. Виктор Поляничко во всеуслышание заявил, что не допустит восстановления в Нагорном Карабахе законных органов власти, так как считает, что нельзя давать власть «новоявленным местным лидерам», которых он называет, не стесняясь в выражениях, «экстремистами», «политическими тунеядцами», «идеологическими шлюхами», «распоясавшимися подлецами».

Привезенный в Степанакерт на бронетранспортерах оргкомитет силой захватил власть в области, имеющей статус национально-территориального образования.. Он, не таясь, присвоил себе право издавать приказы регулирующие деятельность находящихся в НКАО подразделений внутренних войск МВД СССР. По его распоряжению автономная область была оккупирована азербайджанским ОМОНом, численность которого в республике доведена до 5 тысяч, хотя, согласно положению № 603 МВД ССОР, в его составе должно быть 100 —300 человек.

Всевластие оргкомитета не поколебали ни новый закон «Об обязанностях и правах внутренних войск МВД по охране общественного порядка» (26.03.1990 г.), которым была внесена ясность в статус союзных ВВ, их принадлежность и подчиненность, ни закон «О правовом режиме чрезвычайного положения» (3.04.1990 г.), предписавший, что властные полномочия могут быть возложены только на орган, созданный президентом СССР и на назначенное им должностное лицо. Таким должностным лицом нельзя считать В. Поляничко, поскольку он не был назначен президентом страны, а возглавляемый им республиканский оргкомитет указом Президиума Верховного Совета СССР от 10.01. 1990 г. вообще был признан антиконституционным.

Но сильнее законов, сильнее указов оказались и Поляничко, и оргкомитет. Центр, похоже, окончательно увидел в нем политическую силу «для служебного пользования». И поэтому продолжал делать все, чтобы эксперимент по захвату власти в чрезвычайных обстоятельствах продолжался.

Под истошные заклинания о необходимости укрепления правопорядка незаконный оргкомитет в Карабахе, сорганизовавшись не только в административно - управленческом, но и в идейно-политическом смысле, быстро превратился, не мог не превратиться в орган жестокого подавления мирного населения. В области резко возросло насилие, нарушение гражданских прав и террор против народа стали официальной линией.

Если за два года до управления в Степанакерте республиканского оргкомитета во главе с В. Поляничко в НКАО погибло 6 человек (3 армянина, 3 азербайджанца), то в 1990 году в автономной области было убито 58 человек (41 армянин, 15 азербайджанцев, 2 военнослужащих), ранено 126 человек, взято в заложники 72 человека. С начала 1991 года вакханалия убийств еще более усилилась. Только в январе погибло 22 человека. Печальные цифры продолжали расти.

У армянского населения последовательно отнимали все права, включая право на жизнь и право жить на земле своих предков. Оргкомитет силами азербайджанских омоновцев, фактически оккупировавших автономную область, используя союзную армию и ВВ, беспрекословно выполняющих его приказы, зажал армянонаселенные деревни в тиски жесточайшей блокады. Командующий внутренними войсками МВД СССР генерал-полковник Шаталин в газете «Известия» прямолинейно заявил: если и раньше там жить было невозможно, то теперь положение во многих деревнях стало хуже, чем в блокадном Ленинграде — нет вообще ничего: ни света, ни воды, ни еды. Первый заместитель командующего генерал-лейтенант Гриенко в газете «Правда» без обиняков раскрыл иезуитские цели такой политики: «Простому люду жизнь на этой земле стала невмоготу, и тогда он сам, по-житейски мудро рассудив, стал решать, где ему жить дальше, растить детей, возделывать землю».

Браво, генерал-лейтенант! По изощренности пропаганды вы превзошли небезызвестного Геббельса. Когда во время войны гитлеровцы переводили еврейское население в гетто или гнали его в Бабий Яр для «окончательного решения еврейского вопроса», их министр пропаганды как-то не додумался популярно разъяснить, что евреи, «рассудив по-житейски мудро», сами выбрали себе печальную долю.

А наш «генерал от пропаганды» додумался. Мол, люди сами хотят, чтобы их лишили вековых земель, отняли дома и имущество, истязали и убивали. Цинизм? Да. Самоуверенность? Да. Открытый блеф? Да. Но ведь никто не возмутился — ни интеллигенция, ни «широкая» общественность, ни правоведы, ни государственные мужи.

Выходит, центр точно рассчитал , как идеологически упрочить позиции своих ставленников в Азербайджане— Муталибова и Поляничко? К сожалению, подоплека событий в Карабахе глубже. Мы, похоже, возвращаемся к тому, от чего вроде бы стали уходить: к беспределу тоталитарной системы, которая, не таясь, начинает поигрывать мускулами, на виду у всех испытывает властные механизмы, способные силой оружия сохранить ее права и привилегии, не останавливаясь ни перед обманом, ни перед насилием, ни даже перед кровью. И не оправдывает нас обывательская формула: мы сами в этом не участвуем. Преступно уже то, что все это происходит с нашего молчаливого согласия. Несмотря на предостережения.

Еще в начале апреля наша правозащитная ассоциация провела независимую экспертизу всех официальных действий в Карабахе и предупредила общественность страны, что беспредел насилия в НКАО подталкивает события к кровавой бойне. 15 апреля с официальным обращением к Верховному Совету СССР выступил Верховный Совет Республики Армения. Предупреждение было обоснованным, я бы сказал, набатным, но и его не заметили.

Центр продолжал идти своим путем. Он открыто поддержал ту из сторон, которая реанимировала печально известный сталинский принцип: нет народа— нет проблемы. Армия и внутренние войска была двинуты на армянские села Геташен и Мартунашен, развязали конфликт на армяно-азербайджанской границе. Десятки убитых, сотни раненых, взятых в заложники, пропавших без вести. И новый символ, потрясший наши души: Геташен — это Хатынь времен перестройки. И впервые после сталинских массовых переселений ни в чем не повинных людей — насильственная депортация народа с его исторической родины.

Участники первого Международного конгресса памяти академика Сахарова из США, Великобритании, Норвегии и Японии, выезжавшие на место событий, констатировали применение изощренных методов насилия, пытки мирных жителей, убийства и выселение людей, другие вопиющие нарушения прав личности. Общее мнение профессор Гарвардского университета Р. Вильсон выразил так: «Я побывал в саркофаге Чернобыля, но там мне не было так страшно».

Что же с нами случилось, люди? Разве нам не понятна человеческая боль? Разве мы разучились сострадать тем, кого истязают и убивают, насильственно лишают родных очагов в местах векового проживания? Разве нас не тревожит возрождение властных структур, правящих диктаторски, попирающих все нормы союзного и мирового права, готовых ради своих корыстных целей свести в действие самые отсталые, самые люмпенизированные низы? Ведь не только Армении касается то, что происходит в регионе.

Фанатичная азербайджанская толпа устраивает вакханалию на советско-иранской границе, уничтожает многомиллионные контрольные сооружения, распахивает настежь наши «неприкосновенные рубежи» — молчат правительство и МИД СССР. В Агдамском районе опьяненные вседозволенностью местные жители буквально на куски разрывают украинского следователя, направленного прокуратурой СССР для проведения расследования, — молчит Украина. Там же бесчеловечно убивают молдавского юриста — молчит Молдова. В Баку расправляются со старшим сержантом Сергеем Пятаковым, рядовым Сергеем Рогачевским, прапорщиком Петром Цесоруком, рядовым Евгением Богадновым (список занимает целую страницу) — молчат Россия, Украина, Белоруссия. За последний год с лишним в Азербайджане убито свыше ста военнослужащих — молчат министерство обороны и МВД СССР. Азербайджанское руководство использует солдат союзных ВВ и армии для прикрытия кровавых акций республиканского ОМОНа, превращая юных, нравственно еще не окрепших сынов России, Украины, Белоруссии в потенциальных преступников — молчат республики, молчит страна.

Когда, по чьему повелению, по какому указу Азербайджан объявлен «неприкасаемым»? Ведь если бы, допустим, в Голландии, соседствующей с Бельгией, начали варварски убивать (да простится мне столь невероятное допущение) ни в чем не повинных бельгийцев, то, будьте уверены, разразился бы вселенский политический скандал, с теми же мерами, думаю, что и против Саддама Хусейна. А у нас какой-то нравственный коллаж, общественная импотенция. Будто мы хотим опять и опять доказать миру, что у нас решать вопросы пещерными методами — общепринятое дело.

Давайте, наконец, посмотрим правде в глаза. Должен или не должен быть предел нашему равнодушию, нашей политической близорукости? Ведь уже вовсю звучат тревожные сигналы, предупреждающие, что мы снова можем впасть в хроническую болезнь всеобщей покорности. Уже ясно видно: тоталитарная система с помощью разного рода оргкомитетов и комитетов национального спасения пытается обрести «второе дыхание», повернуть движение вспять, в привычное командно-принудительное русло, выход из которого теперь будет еще более мучительным. Мы что, готовы позволить это?

Неужели мы так и хотим остаться вне лона мировой цивилизации?

Виталий ДАНИЛОВ,<br\ > председатель независимой Ассоциации защиты прав армянского населения Карабаха.<br\ > Арменпресс.