В борьбе с последствиями катастрофы. Пресс-конференция для советских и иностранных журналистов

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: В борьбе с последствиями катастрофы. Пресс-конференция для советских и иностранных журналистов
Source: Советский Карабах № 287(2117) from 1988-12-15


К трагическим событиям в Армении приковано внимание всей страны, всего мира. Тяжелы, горьки последствия разрушительного землетрясения, унесшего тысячи жизней. В условиях широкой гласности действует в республике комиссия Политбюро ЦК КПСС, которая координирует работу по ликвидации последствий стихийного бедствия и помощи пострадавшим.

По просьбе советских, а также большой группы иностранных журналистов, аккредитованных при управлении информации МИД СССР, председатель комиссии Н. И. Рыжков, члены комиссии Политбюро ЦК КПСС Н. Н. Слюньков, Д. Т. Язов, а также первый секретарь ЦК Компартии Армении С. Г. Арутюнян встретились 12 декабря с представителями прессы и ответили на их вопросы.

Пресс-конференцию открыл вступительным словом Н. И. Рыжков.

Я полагаю, сказал он, все вы побывали в зоне бедствия. Поэтому нет необходимости подробно рассказывать о ситуации, которая сложилась.

Пользуясь этой встречей с журналистами, среди которых много представителей зарубежных средств массовой информации, хотел бы от имени Советского правительства выразить сердечную благодарность правительствам, руководителям иностранных государств, их общественным организациям, деловым кругам, частным лицам — одним словом, всем тем, кто в этот драматический момент откликнулся добрым словом и делом на постигшую нас беду.

Многие страны прислали своих специалистов, которые работают сегодня в зоне бедствия. Люди делают очень большое дело. Вчера, находясь в Ленинакане, мы встречались с французскими специалистами, которые помогают находить в завалах живых людей.

Наша беда получила необыкновенный человеческий резонанс во всем мире. Мы никогда раньше не видели со стороны зарубежных стран такого теплого, человеческого сочувствия.

В этом мы видим не только проявление гуманности и человеческого участия. Думаю, что это также отклик на те добрые перемены, которые происходят и в международных отношениях под воздействием нового политического мышления, все более широкого осознания людьми приоритета общечеловеческих ценностей, взаимосвязанности всего нашего многоликого мира. Непреходящие ценности человеческой цивилизации одинаково дороги всем народам. Видимо, одинакова и боль, которую, они испытывают, когда эти ценности и, конечно, прежде всего сама жизнь человека оказываются под угрозой. Обо всем этом невольно задумываешься здесь в Армении, соприкасаясь с постигшей ее трагедией.

Еще раз хочу выразить через вас всем государствам искреннюю благодарность за моральную и материальную поддержку.

В районах бедствия только что побывал Михаил Сергеевич Горбачев. Его приезд, встречи с людьми нашли живой отклик армянского народа, поддержали его в трудный час.

Сегодня в 11 часов 41 минуту исполнилось ровно пять суток, как произошла катастрофа. Для нас, да и для любой другой страны, она явилась страшной неожиданностью. Мы не были к ней готовы. Масштабы беды, экстремальность ситуации потребовали поиска совершенно новых форм и методов организации работы по ликвидации последствий бедствия.

Должен сказать, что с первых часов, как только мы обнаружили, что это не обычное землетрясение, какие в нашей стране бывают нередко, а подлинная трагедия, настоящее бедствие, сразу же были приняты необходимые организационные меры.

Вечером того же дня решением Политбюро ЦК КПСС была организована комиссия Политбюро. Ночью комиссия вылетела в Ереван и утром, на второй день после катастрофы, были здесь, сразу же включившись в работу.

Каковы масштабы бедствия? Хочу сразу сказать, что точными данными мы еще не располагаем. Диаметр зоны поражения — 80 километров. По оценке, которую дают ученые, в эпицентре — между городами Спитак и Ленинакан — свыше 8 баллов по 12-балльной шкале. Лишились крова примерно 500 тысяч человек. 12 тысяч человек, по данным на сегодняшний день, получили ранения. Из них 6 тысяч человек госпитализированы.

Сколько погибло?: На сегоняшний день погибших извлечено примерно 15 тысяч человек. Сколько их всего, можно только судить по расчетам, опираясь на опыт мировой практики. Расчеты эти, сделанные учеными, дают возможную цифру — 40 - 45 тысяч человек.

В основном разрушены дома высотностью в девять этажей, промышленные сооружения. Ну а в городе Спитак, где был эпицентр, ничего практически не осталось. И мы считаем, что в этом городе вообще восстанавливать нечего. Нам придется заново строить его.

Что делается в настоящее время? Я уже сказал, что технология спасения чрезвычайно сложна. Республика не имела в достатке грузовых средств. В первую очередь — мощных подъемных кранов, экскаваторов. Поэтому первое, с чего мы начали, — подтянули тяжелую технику из ближайших районов Грузии, Азербайджана. Но этого было недостаточно. Приняли решение укомплектовать 600 крановых экипажей — с экскаваторами, газорезным оборудованием, ремонтной службой, рабочими и специалистами, чтобы они могли действовать круглые сутки.

Наша задача — все работы провести в два этапа. Первый — это спасти людей. До сих пор раскапываем живых. И сегодня в Ленинакане извлекли 10 живых. Стремимся во что бы то ни стало спасти тех, кто еще жив. Надо полностью ликвидировать завалы, которые образовались. Полностью извлечь погибших и похоронить их. Это первый этап.

Параллельно ведем большую работу по эвакуации населения. Хочу, чтобы вы правильно поняли нас. Впервые три дня отправка людей давалась трудно. Мы всячески убеждали население вывезти детей, женщин и стариков из зоны бедствия, оставить здесь только мужчин. Но никто нас не слушал, люди были в шоковом состоянии. Каждая семья кого-то потеряла, и пока не будут найдены погибшие, никто не хотел уезжать. Сейчас ситуация меняется, началась активная эвакуация. В санаториях, профилакториях, домах отдыха, туристических базах для пострадавших приготовлено 50 тысяч мест — в Армении, Грузии, Ставропольском и Краснодарском краях РСФСР. На Украине — в Крыму, в Одесской области — также подготовлено 50 тысяч мест.

За вчерашние сутки вывезено 2 тысячи детей и женщин. По нашим данным, предстоит эвакуировать от 50 до 70 тысяч человек. Эту работу собираемся провести за десять дней.

Сейчас в зону бедствия везем блочные домики, дома контейнерного типа с тем, чтобы утеплить их и, как говорят, в зиму входить с жильем. Мужчины будут заниматься строительством и другими восстановительными работами. Мы благодарны правительству ФРГ, которое в качестве дара предоставило специальные вагоны, в которых можно жить. В ближайшее время начнут поступать мобильные строительные отряды, которые могут работать автономно. Они будут строить жилье, детские сады, больницы и т. д.

Министерства союзного значения, имеющие предприятия в Армении, будут своими силами восстанавливать все, что подверглось разрушению. Как видите, ведем борьбу с последствиями бедствия по нескольким направлениям.

Сегодня мы вылетали в пострадавшие сельские районы. Не менее тяжелая картина, чем в городах. 28 сел совершенно разрушено, около 100 имеют частичные разрушения, районный центр недалеко от Ленинакана очень сильно пострадал. Будем намечать меры, как помогать селу. Всю эту работу поручили Госагропрому СССР. Будем ставить ответственных лиц в каждое село, в каждую деревню, начнем наступление на село.

Питание организовано повсеместно, больших проблем с этим нет. Постепенно восстанавливаем электроэнергию, водопроводы.

Помощь Армении оказывает вся наша страна. Отклик на случившееся просто небывалый. Мы даже не успеваем получать грузы, таким потоком они идут. Так что у нас есть полная уверенность в том, что со сложной задачей справимся, восстановим все в течение двух лет. Сейчас трудно оценить, во что обойдется восстановление. Пока цифра — 5 миллиардов рублей. Думаю, это минимум. Страна должна изыскать и финансовые, и материальные ресурсы.

Затем Н. И. Рыжков, другие члены комиссии Политбюро ЦК КПСС ответили на вопросы корреспондентов.

Вопрос армянского телевидения: Как Вы оцениваете организацию спасательных работ?

Н. И. Рыжков: Медицина очень хорошо работала и работает. Достаточно сказать, что в первый день, когда случилась беда, когда в зоне поражения не было ни электричества, ни воды, в полевых условиях были разбиты палатки, госпитали, было сделано две с половиной тысячи сложнейших операций. За сутки.

Армия неплохо работает. И вообще, с точки зрения энтузиазма, самоотверженности, самоотдачи мы ни к кому не можем предъявить претензий. С точки зрения организации работ, конечно, хотелось бы, чтобы она была лучше.

В общем, наше мнение такое: сегодня материально-техническое обеспечение уже не вызывает каких-то сомнений. Мы набрали темпы, создали резервы. В целом считаем, что работа идет неплохо.

Вопрос представителя чехословацкого радио: Как Вы оцениваете помощь, оказанную Армении соседними республиками?

Н. И. Рыжков: Такая помощь была ото всех советских республик, всех советских людей. Ее трудно переоценить. Самое главное — это, конечно, моральная поддержка. Вчера мы имели возможность немного посмотреть передачи телевидения. Репортеры убедительно показывают, что происходит практически во всех городах страны. Да, налицо большая моральная поддержка.

Второе — материальная сторона, мы благодарны всей стране, всем советским республикам, благодарны и трудовым коллективам, и общественным организациям, всему народу за то, что именно в эту тяжелую минуту он пришел на помощь Армении. И соседние, и несоседние республики делают для Армении все возможное.

Вопрос югославского журналиста: Имеете ли Вы новую информацию насчет гибели нашего самолета?

Н. И. Рыжков: Я только что справлялся. Пока не имеем дополнительной информации. Ведется анализ трагического происшествия. Выражаем искренние соболезнования югославскому народу в связи с этим большим несчастьем. Оно произошло с людьми, которые летели помочь нам. Почему так произошло, уверен, разберутся, установят истинную причину. Я бы не хотел заниматься сейчас просто гаданием, дело это слишком. серьезное. Мы обязательно проинформируем, как только будет полная ясность, что именно произошло с самолетом. Он упал в 12 километрах от Еревана прямо на шоссейную дорогу.

Вопрос представителя японского телеграфного агентства «Киодо цусин»: Я вместе с другими коллегами был в городе Ленинакане, и у меня такое впечатление — много солдат в аэропорту, но, честно говоря, я не видел солдат, которые спасают людей из-под руин. Я хотел бы спросить: сколько солдат сейчас занимаются спасательными работами и сколько сейчас их в этой зоне?

Н. И. Рыжков: Я, по-видимому, знаю не все детали. Надеюсь, товарищ Язов поможет мне. Однако вновь скажу — Советская Армия делает много именно в плане спасательных работ.

Действительна, в два города — Ленинакан и Спитак мы ввели два воинских подразделения, чтобы создать в зоне стихийного бедствия нормальную обстановку. Если бы вы побывали там в первый день после землетрясения, вы убедились бы, что невозможно было работать. Вы даже не доехали бы туда. И потому не задавали бы такого вопроса. Итак, мы ввели войска, блокировали город, и, если вы обратили внимание, ни одну легковую машину туда сейчас не пропускаем. Когда люди подъезжают к этой зоне, им предлагается острить машину на стоянке. Там их сотни и тысячи стоят, а люди пешком идут в город, чтобы отыскивать родственников. Надо восстановить общественный порядок, вот ради чего мы это сделали. Считаем, что сделали правильно.

Теперь об участии армии в спасательных работах. Во-первых, были мобилизованы и раздернуты семь инженерных полков.

Военные разбирают завалы. Два полка, которые сюда пришли, уже работают. Остальные находятся в пути. Тот самый ИЛ-76, который недавно потерпел аварию, вез две единицы техники и 70 человек персонала. Речь идет о полках, развернутых гражданской обороной. Они направляются именно на спасение людей. Кроме того, занимаются проблемой водоснабжения, связью, восстановительными работами.

— Дмитрий Тимофеевич, — обращается Н. И. Рыжков к Д. Т. Язову, — чтобы вы хотели бы добавить?

Д. Т. Язов: Нет никакого секрета — в зоне бедствия работают 18990 военнослужащих. Непосредственно в Ленинакане работают 10626 человек. Вы сказали, видели много людей в военной форме в аэропорту. Действительно, солдаты работают в аэропорту с целью быстрейшей разгрузки самолетов. В Ленинакане небольшая площадка для разгрузки, она вмещает всего пять самолетов, и оборачиваемость машин зависит от того, насколько быстро мы их разгрузим. Поэтому и там, и в Ереване солдаты участвуют в этих работах. Председатель ремиссии Н. И. Рыжков возложил на армию самые трудные работы, в том числе и доставку техники. Напряженно действует военно-транспортная авиация. Сделано 205 рейсов.

Самолетов у нас много, а аэродромов в этой зоне мало — в Ленинакане и в Ереване. Мешает и зимняя непогода. И, выходит, не больше 40 - 47 рейсов удается совершить за день.

Кое-что о других участках: развернули водовод, подали воду в Спитак. Эту работу, кроме нас, никто не сделает. Тут требуются специалисты. Надо восстанавливать железную дорогу, которая вышла из строя на участке Ленинакан — Кировакан. Мы и восстанавливаем. Поэтому на разборке зданий вы и видели мало военных. Кстати, на спасательных работах солдаты трудятся в комбинезонах и ничем по виду не отличаются от гражданского населения.

Н. И. Рыжков: Да, военнотранспортной авиации мы действительно поручаем очень сложные, тяжелые работы. Когда открываются аэропорты и когда не везут раненых, то дается всего 10 минут на разгузку самолета в техникой. Когда приходит самолет, солдаты немедленно вытаскивают экскаваторы, краны, ведь надо освобождать место, иначе ничего не перебросишь. То, что можно отправлять железной дорогой, мы отправляем, но людям здесь остро нужна техника, нужны палатки, одежда. Армия многое делает и в этом плане.

Н. Н. Слюньков: Мы с вами, Николай Иванович, не раз были свидетелями того, насколько активно воинские подразделения действуют на спасательных работах. Примеров тому много.

Вопрос корреспондента газеты «Правда»: Кто-нибудь прогнозирует перспективу? К примеру, наблюдение: из Ленинакана и Спитака вывозят обломки домов и престо сваливают на землю. Может быть, использовать для этого огромные ямы? Ведь такие свалки создают новые проблемы. И второе, — относительно, распределения того, что завезли и завозят в республику.

Н. И. Рыжков: Согласен с вами. Надо все сделать, чтобы меньше засорять пахотные земли, их в Армении очень мало. Думаю, пройдет несколько дней, и организационно все станет более твердо. Полезные площади будут очищены. Найдем овраги и будем заполнять их обломками.

В отношении внутренних поставок — ими занимается мой заместитель, председатель Госснаба СССР Л. А. Воронин. Он и координирует все движение материальных ценностей по стране и здесь действует совместно со своими коллегами — Ю. П. Баталиным и Б. Е. Щербиной. В этом деле есть и недостатки, но в основном, я думаю, все держим в руках. Однако иногда события просто непредсказуемы. Три дня назад мы никак никого не могли убедить эвакуироваться. Теперь же очередь желающих.

Три дня просили людей — берите палатки, ставьте. Никто не хотел брать. Теперь куда ни приедешь — нужны палатки. Конечно, надо быстрее грузить их на вертолеты, на машины.

Иностранная помощь, как мы договорились с руководством Армении, распределяется в республике. Насколько я информирован, с этой целью создана специальная группа, которая должна вести учет, обеспечить хранение и соответственно снабжение людей тем, что им нужно сейчас. А то, что пригодится на завтра, когда будем все восстанавливать, следует тщательно сохранить. Повторяю, мы благодарны за эту помощь.

Ряд вопросов касался обеспечения людей самим необходимым. Отвечая на них, С. Г. Арутюнян подчеркрул, что в этом плане республика сразу же после стихийного бедствия почувствовала надежную помощь страны. Оперативно были предоставлены транспортные средства для подвоза в наиболее пострадавшие районы продуктов. Многое сделали и сами труженики республики, которые по собственной инициативе организовали подвоз продовольствия в отдаленные районы. Мы были недавно в далеком горном селе. И там люди говорят, что со снабжением все обстоит нормально, отметил он. Хватает не только продуктов, но и медицинских препаратов, постепенно налаживается обслуживание.

Вопрос «Комсомольской правды»: Как используется та валюта, которая поступает в фонд пострадавших из-за рубежа?

Н. И. Рыжков: Вся она идет через Внешэкономбанк на Армянское отделение Внешэкономбанка. Распоряжаться ею будет правительство Армении по своему усмотрению. Все до единого цента попадет в Армению.

Вопрос агентства Рейтер: В Ленинакане нам говорили: в значительной степени в тяжелых последствиях трагедии виновато плохое строительство. Какова ваша реакция, какие извлечены уроки?

Н. И. Рыжков: Реакция и моя, и руководства страны, разумеется, отрицательная. М. С. Горбачев был в районах разрушений. Наши впечатления, мнение комиссии, которая находится непосредственно на месте: допущены грубейшие нарушения и с точки зрения проектирования и с точкой зрения исполнения работ. Поэтому принято решение создать правительственную комиссию. Когда будет завершено расследование, полагаю, будут сделаны очень серьезные выводы.

Теперь о перспективах. Мнение компетентных специалистов, в том числе и по строительству в сейсмичных зонах: здесь мерно строить, однако дома должны быть не выше 3 - 4-х этажей и с особыми мерами предосторожности. То есть, строительство надо рассчитывать на землетрясения силой до 9 баллов. Жить в этих местах можно, однако, никто не даст гарантий, что здесь не случится нового землетрясения. На такой прогноз наука пока не способна. И толчки продолжаются...

Н. Н. Слюньков: С 7 декабря произошло 367 толчков, 94 из них силой свыше 5,5 балла...

Н. И. Рыжков: Постепенно сейсмическая активность идет по затухающей, но толчки продолжаются. Ученые так говорят: подобное землетрясение, такой силы и такой горизонтальной направленности было лишь в XI веке.

Н. Н. Слюньков: Вы сами видели, сколько разрушено монументальных зданий, построенных, казалось бы, так, что никакая разрушительная сила их не возьмет. Надо во всем этом еще разбираться и выводы делать.

Вопрос Центрального телевидения СССР: Мы показывали репортажи, в которых говорилось о помощи Азербайджана армянскому народу. А сейчас некоторые в Ереване поговаривают, что, мол, это, одни слова. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Н. И. Рыжков: Я уже говорил о сплоченности нашего народа и убежден, что практически 100 процентов нашего народа — это люди, которые восприняли случившееся как общее горе. Но есть и единицы, которые восприняли это по-иному — и в Армении, и в Азербайджане. Это они распускают всякие слухи, которые вредят нашему общему нелегкому делу. Один из них — совершенно необоснованный, что подтверждает и большая группа ученых из Москвы, специально вызванных в Ереван, домысел, будто бы направленность землетрясения такова, что некая возвратная волна обязательно накроет армянскую атомную станцию. Или взять такое. Мы готовим к вывозу детей, объясняем, что берем их на полное обеспечение вместе с мамами, учителями, а кто-то распускает циничный слух, что детей якобы вывозят в Сибирь, чтобы растворить армянский народ, армянскую нацию. Беззастенчивая ложь? Разве допустимо такое? Я думаю, что армянскому народу надо давать отпор всякого рода провокаторам.

Что же касается помощи Азербайджана, то эта республика направила строительные материалы, горючее, медикаменты, 20 кранов с экипажами. Азербайджан, как и все союзные республики, оказывает Армении серьезную помощь.

Вопрос Ассошиэйтед пресс: Есть ли уже мнение экспертов о том, как долго могут жить люди под обломками?

Н. И. Рыжков: Есть мировой опыт. В Мексике людей находили по истечении 13 суток. Сегодня, например, на пятые сутки многих людей вызволили из-под обломков в Ленинакане. Вот товарищ Язов только что оттуда прилетел.

Д. Т. Язов: Медицина нам говорит, что, если человек не ранен, он может и больше жить. Мы восьмого декабря вечером в одном их цехов в Ленинакане разобрали завал, и оттуда вышло сразу 200 человек. Только в Ленинакане после катастрофы раскопано и извлечено оставшихся в живых 5398 человек.

Венгерский журналист спрашивает, в каких районах Армении и Азербайджана введен комендантский час.

Н. И. Рыжков: Это положение введено для 16 районов Армении и в Ереване, а также в 12 районах Азербайджана и в Баку — там, где есть смешанное население. Мы не можем допустить непредсказуемых событий в отношениях между людьми. Что касается особого положения Ленинакане и Спитаке, то причины его в другом: следует наладить четкий порядок в доставке грузов, на спасательных работах, обеспечить максимальную работоспособность всего населения.

Вопрос Арменпресс: Какова судьба нашей армянской атомной станции?

Н. И. Рыжков: Судьба армянской атомной станции такова. По заданию правительства работали ученые Академии наук СССР. Академии наук Армянской ССР, ведущие специалисты. Если станцию сегодня закрыть, то практически жизнь в Армении остановится. На операции же по прекращению деятельности блоков и выемке радиоактивного топлива понадобится минимум два года. Что мы выиграем? Ничего. Но, учитывая общественное мнение, решение о закрытии станции с дальнейшим ее перепрофилированием будет принято. Вот немного освободимся от работы, которую сейчас ведем в Армении, и примем официальное решение.

Голос: Как Вы оцениваете работу журналистов в эти дни?

Н. И. Рыжков: Я оцениваю ее высоко. Правда, честно говоря, не успеваем прочитывать все публикации. Но главное видим: оценки ваши в основном объективны. Хотелось бы, чтобы журналисты поднимали дух людей. Условия вам для работы созданы, информацию даем постоянно.

Вопрос агенства ЮПИ: Как долго Вы намерены пробыть здесь?

Н. И. Рыжков: Мы уедем отсюда тогда, когда увидим, что процесс пошел нормально и товарищи будут здесь справляться, обеспечат нужный ритм работы. Но в любом случае здесь останутся заместители Председателя Совета Министров Л. А. Воронин, Б. Е. Щербина, Ю. П. Баталин, а что касается этой недели, то график наших работ составлен до субботы включительно.

(ТАСС)