Выступление первого секретаря ЦК Компартии Армении С. Г. Арутюняна на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС 1989 года

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Выступление первого секретаря ЦК Компартии Армении С. Г. Арутюняна на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС 1989 года
Source: Советский Карабах № 218(2348) from 1989-09-24


Публикуется в изложении

Наш регион, сказал первый секретарь ЦК Компартии Армении С. Г. Арутюнян, пресса и телевидение уже второй год называют не иначе, как горячий и взрывоопасный. Что превратило его в кипящий котел? Не будем кивать по инерции на провалы в экономике, запущенность социальной сферы, хотя и они, как говорится, имеют место. Детонатором стали прежде всего вопиющие деформации в национальном вопросе, обнаженные гласностью и перестройкой.

Сильно заблуждаются те, кто ищет единые для всех республик причины обострения межнациональных отношений и соответствующие универсальные рецепты разрешения конфликтов. В каждом регионе есть своя специфика, без понимания которой не найти верных подходов.

На нынешней общественно-политической обстановке в Армении сказываются как эхо прошлого, так и реалии настоящего. Волею исторических обстоятельств народ расколот на части, которые тянутся друг к другу. Горькое наследие геноцида — более чем двухмиллионная диаспора, разбросанная по многим странам мира. Примерно столько же армян за пределами Армянской ССР, в разных регионах страны.

Обостренная сегодняшними межнациональными и природными катаклизмами, историческая память отразилась и не могла не отразиться на психологии, на настроении и самочувствии народа. И в этом, считает оратор, надо искать ключ к пониманию того, что происходит сегодня в республике.

Возлагать всю ответственность на происки экстремистов, продолжал он, значило бы сильно упрощать существо дела, лишать себя возможности найти верные пути выхода из кризисной ситуации.

Армения переживает бурное время. Возросшая политическая активность масс, медлительность в развязывании карабахского узла, эскалация напряженности в отношениях с Азербайджаном, блокада создали в республике обстановку, близкую к критической.

На сессии Верховного Совета Армянской ССР, начавшейся накануне нашего Пленума, был поставлен вопрос об объявлении вотума доверия Президиуму Верховного Совета республики. В некоторых выступлениях звучали призывы выразить недоверие и союзным органам.

Как могло произойти, ставили депутаты вопрос, что на семидесятом году Советской власти льется кровь невинных людей, не прекращается поток беженцев, имеет место такая беспрецедентная акция в истории Советского государства, как экономическая блокада союзной республики со стороны соседа? Почему в связи с блокадой не принимают меры парламент и правительство страны, почему молчит об этом центральная пресса?

Я ставлю эти вопросы, продолжал выступающий, здесь, на Пленуме, не случайно. Возможности урегулирования конфликта силами республиканских партийных организаций весьма ограничены. Об этом со всей очевидностью свидетельствует событие последних дней. Договоренности, достигнутые во время встречи двух Бюро ЦК компартий соседних республик, были фактически перечеркнуты, сорваны экономическим давлением на Армению и НКАО. Знакомые лишь по военному времени слово «блокада» вдруг стало реальностью. А железную дорогу через Грузию сейчас называют «дорогой жизни». Но и она может обеспечить лишь 15 процентов плановых перевозок.

Уже второй месяц, отметил оратор, в Армению не поступают грузы по Азербайджанской железной дороге. Больше года в экономической изоляции находится НКАО. Не хватает горючего даже для машин «скорой помощи». Приостановлены строительные и восстановительные работы в зоне бедствия. Сотни отрядов, прибывших со всей страны, чтобы помочь пострадавшим от землетрясения, вынуждены бездействовать. Это уже не экономическая, а большая политическая проблема. Если к 20 сентября транспорт с бумагой не прорвется в Армению, то 21-го в республике не выйдут газеты и люди не смогут ознакомиться с материалами настоящего Пленума ЦК.

Драматизм и остроту ситуации в регионе, заявил оратор, придает кровоточащая рана Нагорного Карабаха. Вопрос НКАО — это не предмет территориального спора между Арменией и Азербайджаном. Он, считает оратор, поставлен не Арменией, а самим народом Нагорного Карабаха. Его надо рассматривать только как вопрос о самоопределении народов. Речь идет о волеизъявлении народа, его суверенном праве. Пренебречь этим правом, сказал выступающий,—значит дискредитировать национальную политику партии.

В платформе КПСС правильно говорится, что проблема Нагорного Карабаха должна решаться на конституционно-правовой, демократической основе, гласно, с обязательным участием представителей всех заинтересованных сторон.

Думаю, сказал С. Г. Арутюнян, принципиальное значение имеет включение в этот перечень права нации на самоопределние, без чего, как известно, не может быть подлинно демократической национальной политики.

Надо реально оценивать ситуацию. В нынешней обстановке, когда с обеих сторон накопилось взаимное недоверие, нетерпимость и даже враждебность выход надо искать на путях компромисса. Разумным шагом в этом направлении, считает он, было бы предоставление Нагорному Карабаху статуса автономной территории союзного подчинения — иными словами, это реальное подчинение НКАО центру с восстановлением областных партийных и советских органов.

Стратегия национальной политики партии, воплощенная в платформе КПСС, определяется сегодня дальнейшим развитием основ социалистического федерализма, углублением самостоятельности союзных республик, внедрением регионального хозрасчета и целым рядом других кардинальных шагов. Оратор считает необходимым отразить общий принцип: советская федерация являет собой союз не только союзных республик, но и автономных образований. Тем самым будет подчеркнуто: у нас нет народов с большими или меньшими правами, все нации и народности имеют равную самостоятельность и равные возможности духовного, культурного, экономического и социального развития.

Сложилось положение, когда крупные национальные общности, образовавшие союзные республики, имеют не только экономические, но и закрепленные Конституцией политические гарантии своего развития. А национальные меньшинства, если даже они компактно расселены на исторических территориях и обладают статусом автономии, подобные гарантии имеют не всегда. Оратор остановился далее на проблемах, с которыми сталкиваются национальные меньшинства и группы.

Надо, заявил он, сделать нашу федерацию открытой, предоставить право автономным образованиям входить с предложениями в высшие органы страны о повышении статуса автономии. Можно было бы предусмотреть систему договорных отношений между национально-территориальными образованиями на тех же основаниях, что и между союзными республиками с Союзом ССР. В этом случае, по мнению оратора, форма самоопределения приобретает универсальный характер.

Что является субъектом федерации: территориальные образования или народы, входящие в Союз? Без ответа на этот вопрос, считает он, не найти ключ к совершенствованию, а значит, и укреплению Союза.

Сегодняшние реалии настоятельно диктуют необходимость трактовать право наций на самоопределение не столько в аспекте возможности выхода той или иной республики из состава СССР, сколько самоопределения народов в рамках советской федерации. По существу подобная постановка вопроса содержится в проекте платформы относительно автономных образований Российской Федерации. Этот принцип выступающий считает возможным осуществить в рамках всей советской федерации.

Межнациональные конфликты, сказал он,— суровая реальность. А правовых механизмов для их разрешения у нас еще нет. Поиск таких механизмов приводит к выводу, что в Конституции СССР можно было бы предусмотреть статус автономной территории союзного подчинения. Это позволило бы, считает оратор, гасить разгорающийся пожар в самом начале, не давать ситуации приобретать необратимый характер.

Справедливость в отношениях между нациями — таково сегодня веление времени, продолжал выступающий, и в числе первых эту справедливость должен ощутить русский народ. Долгое время главным направлением в национальной политике являлась помощь окраинам для устранения фактического неравенства между народами. При таком подходе на плечи России легла нелегкая ноша. Из-за размытости атрибутов государственности Российская Федерация стала ассоциироваться с центром. И критика излишней централизации порой переходит в критику России. Мы, заявил оратор, всей душой поддерживаем содержащиеся в проекте платформы предложения, направленные на то, чтобы обеспечить России достойное место в федерации союзных республик.

Многие партийные комитеты на местах оказались застигнутыми врасплох быстрым подъемом национального самосознания, обоснованной постановкой населением наболевших социально-политических и экономических проблем. Нерешенность острых национальных и социальных проблем ставит под угрозу авторитет партийных организаций.

Мы, продолжал он, вынуждены нередко находиться в обороне, зачастую не владеем инициативой, выпускаем из рук национальное знамя, которое подхватывают политизированные объединения и организации, становясь выразителями национальных чаяний.

Конечно, партия, подчеркнул он, прежде всего должна быть носителем интернационального, интегрирующего начала. Но в нашей многонациональной стране интернациональные начала необходимо воплощать через удовлетворение национальных чаяний народов и народностей нашего Союза.

Отнюдь не снимая с себя ответственности, сказал оратор, хотел бы вместе с этим отметить, что и Центральный Комитет КПСС, его Политбюро также нередко запаздывали с политическими оценками и практическими мерами по развязыванию «тугих узлов» межнациональных отношений. Есть вопросы, которые могут и обязаны решать Верховный Совет СССР, правительство страны и Центральный Комитет КПСС, и мы вправе ждать от них и большей решительности, и большей последовательности, и большей оперативности.