Арцаху нужна советская власть

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: «Арцаху нужна советская власть»
Author: Ованесян Максим
Source: Советский Карабах from 1990-08-30


ПИСЬМО К АШХЕН ПЕТРОСЯН<br\ > с. Нор Шен

Уважаемая А. Петросян!

Весьма сожалею, что не имею чести быть знакомым с Вами, но уважение к вам росло и крепло с годами, когда я читал на страницах «Хорурдаин Карабаха» Ваши, что называется, кровью писаные статьи. Меня никогда не покидало чувство, что Вы беретесь за перо лишь тогда, когда уже не в силах смолчать, когда волнующая Вас тема заставляет выступить перед общественностью. Ваш высокий гражданский пафос зиждится на высоких помыслах души. Это рождает уважение к Вашей личности.

Примите, пожалуйства, мои лучшие дружеские пожелания.

После этого небольшого, но обязательного вступления мне хотелось бы вернуться к Вашему письму, адресованному мне, в котором Вы затрагиваете ряд волнующих армянство Арцаха вопросов. Как Вы сами пишите, поводом взяться за перо послужила для Вас моя статья, увидевшая свет под заголовком «Во всем ли виноват виновный?» И действительно, проблема обеспечения населения овощными культурами и вообще сельскохозяйственными продуктами не только не решается, а все более и более обретает, не побоюсь этих их слов, драматический оттенок, политическую окраску. Кто же повинен в этом? Никто. Кто хочет выйти из кризисной ситуации? Все. Почему же не принимаются меры? «Стороны» растерянно переглядываются, иначе говоря, пусть принимает меры тот, кто обязан их принимать. Все складывается так в известной присказке: я — храбрец, ты — удалец, а зерно смолоть кто ж молодец?!

Бесспорно, во всем прежде всего повинна сложившаяся в области ситуация, когда вследствие допущенной центром ошибки и безволия, мягкотелости при исправлении этой ошибки и вкривь и вкось сместились экономические и политические структуры области, когда некая властная рука пытается костлявыми пальцами экономической блокады придушить национальное движение армянства Арцаха. Этот новоявленный метод решения политических проблем, которым Советский Союз не пользовался даже в сталинско–брежневскую эпоху, был задействован параллельно с бодренькими намерениями создать правовое государство. Еще в 1988 году мы провозгласили на весь мир, что это не только «местная инициатива», что это искусно поощряемая политика, нелегально-официозная форма силового решения проблемы. Мы с горечью видели, что блокада фарисейски осуждается, однако ничего конкретного не предпринимается для ее снятия, наказания ее вдохновителей и организаторов. Увы, требование наше звучало как глас вопиющего в пустыне. Даже многие из симпатизирующих нам деятелей усомнились в возможности того, что это тщательно разработанная политика. Им казалось невероятным, что можно провозглашать идеи перестройки и обновления, исповедуя одновременно насильственную, силовую методику. Нас поняли только после литовских событий. Увы, и на этот раз с опозданием.

Многоуважаемая А. Петросян.

Хочу поделиться с Вами одним моим соображением, которое, впрочем, является не только моим. Меня угнетает та мысль, что процессы перестройки, демократизации Союза представители верхних эшелонов власти стремятся осуществлять административно-командными методами. Разрыв между целью и методом уже сегодня породил дилемму, от верного решения которой зависит судьба не только новых политических веяний, но и политическая судьба Президента страны. Не грозит ли ему перспектива стать жертвой провозглашенных им же идей?

Отсутствие публичного покаяния в собственных просчетах — тяжелый груз, унаследованный руководством страны от застойных времен, и эта тяжесть сбивает с исходной точки перестройку. Как Вам известно, в конце 1988 года в области было введено особое управление — доселе не применявшаяся в нашей стране форма управления. Но почему, спрашивается, была приостановлена деятельность областного Совета и областного комитета партии? Согласно какому конституционному праву руководство страны решилось на этот шаг? Только сегодня мы догадываемся какие цели преследовались при «замораживании» в области деятельности советских и партийных органов. Горькие плоды этой неправовой акции мы пожинаем сейчас.

Мы шагали в первых рядах, потому и силы обрушились в первую очередь на нас. Мы понесли больше потерь и судьба наша, как судьба первенцев перестройки, сложилась более трагично. Увы, мы продолжаем нести тяжкий крест, предначертанный армянам самой Историей.

С благородной скорбью Вы говорите об ошибках, допущенных нами после 1988-го года. Увы, ошибки неизбежны! Очарованные лучистыми перспективами перестройки и гласности, мы первыми выдвинули свои требования и первыми запрудили площадь. Затем последовали события непредсказуемые, неожиданные по своей жестокости и противоречивости. В ответ мы обращались к действиям, порожденным нашим отчаявшимся положением: промахи и спотыкания стали неизбежны. У нас не было достаточного опыта политической борьбы.

Многие наши трудности возникали от неверного, извращенного понимания наших целей, выражаясь точнее, от их ошибочного толкования. Вспомним решение сессии областного Совета, состоявшейся 20 февраля 1988 года и поспешное, равновесное постановление принятое впопыхах Политбюро ЦК КПСС. Без изучения проблемы, по устоявшейся с застойных лет схеме: если любая идея, рожденная в «низах», не соответствует откорректированным постулатам «верхов», она объявляется неприемлемой и вредоносной. Так, при первом же взмахе наша коса нашла на камень.

Мы не разочаровались, не пали духом. Мы фанатично пытались утвердить наше национальное право. Крохотный наш Арцах столкнулся с непомерно разросшимися имперскими амбициями. Не боролись ли мы с ветряными мельницами, не уподобились ли крохотной Моське, пытавшейся помериться силами с слоном? Нет, мы индуктировали в себе историческую тенденцию эпохи; поэтому наше движение таит в себе могущественные заряды, расшатывающие державные основы.

Но мы были наивны, а, следовательно, и благородны. Мы верили в Дух и Идею, которые и обрушились на нас потоками клеветнических измышлений, лжи, коварства и фальсификации. Мы и не предполагали, что СЛОВО, что было вначале, может иметь такую разрушительную силу, мы и не думали, что его можно использовать так заговорщически и предательски. Все было приведено в движение, все было задействовано, чтобы испачкать и осквернить до костного мозга благородный порыв нашего народа.

И мы в эту роковую, судьбоносную пору, вольно или невольно, допускали промахи. Вы с горечью вспоминаете забастовки, которые, как вы справедливо замечаете, нанесли огромный урон нашему движению. Вы, вероятно, следили за номерами «Хорурдаин Карабаха» и знаете, что мы категорически не принимали и не принимаем, так сказать, перманентные забастовки. Подобные забастовки разваливают экономику, накаляют политическую обстановку. Забастовку, в особенности в условиях Арцаха, необходимо использовать как выражение политического отношения к какому-либо вопросу, к какой-либо проблеме, как средство привлечения внимания руководства и общественности страны. Продолжительная забастовка напоминает коллективную голодовку со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Забастовка, начавшаяся с 3 мая 1989 года, на мой взгляд, стала роковой для нас. Растянувшаяся почти на четыре месяца, эта забастовка не только ввергла область в пучину экономического хаоса, но и трансформировалась в своеобразный бойкот Комитета особого управления НКАО. А какие цели преследовал Комитет особого управления? Вывести экономику области из вассальной зависимости, установить экономически выгодные связи путем интеграции с различными регионами страны и зарубежными государствами, достичь полной экономической самостоятельности. В первые же месяцы деятельности КОУ сформировались крупные производственные объединеия, которые установили непосредственные связи с Центром. Однако непродуманная, невзвешанная забастовка торпедировала многие, вполне осуществимые радужные перспективы, парализовала деятельность Комитета особого управления. Чего же мы добились в результате? Мы добились расформирования Комитета особого управления, иначе говоря, осуществления целей наших политических оппонентов. По сути, власть перешла к военнослужащим и той, представляющей интересы Азербайджана группе, которую назвали азербайджанским оргкомитетом.

Может люди, призывавшие к забастовкам, и не преследовали цель парализовать деятельность Комитета особого управления. Может быть. Для меня, однако, ясно одно: некоторые новоиспеченные активисты арцахского движения не имели опыта политической борьбы, по каким-то причинам недозрели до исторического опыта общественных движений, накопленного человечеством, преследуя высокие национальные идеалы, не всегда умели извлекать пользу из предоставившихся возможностей. Присущий нам, арцахцам, максимализм, препятствовал осознанию той вековечной истины, что политика — это искусство возможного.

На мой взгляд, в ходе всего нашего движения нам не хватало гибкости. Мы не сумели воспользоваться богатым арсеналом политической борьбы. Узкие рамки газетной полосы не дают возможности вернуться к промахам, допущенными в ходе всего нашего движения. Сегодня, вероятно, и необходимости в этом нет.

Но мы допускаем все новые и новые ошибки. Если мы присягнули парламентской форме борьбы, то надо соблюдать законы и требоваия этой формы. Восстановление Советской власти в области — настоятельное требование дня. Жестокое и продолжительное давление в последние месяцы нынешнего года, осуществляемое руководством Азербайджана по отношению к армянству Арцаха, не имеет аналогов в летописи Советской власти. Даже по сравнению с эпохой алиевщины. В условиях дискриминации, экономического и политического давления, чрезвычайного положения, широкого использования введенной военной власти, руководство Азербайджана пытается возродить к жизни нахиджеванский синдром, насильственно изменить демографическую ситуацию в крае. Арцах для него — «неделимая вотчина», унаследованная по бекско-феодальной грамоте.

Хочу особо остановиться на деятельности печально известного оргкомитета. Взяв в сподручные (опять с благославлеиия Центра) комендатуру чрезвычайного положения вместе с подчиненными последней воинскими контингентами, оргкомитет ведет откровенно антиармянскую политику. В этом и надо искать истоки конфронтации военнослужащих с местным населением. Предложенная в постановлении Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года идея создания оргкомитета на практике деформировалась и вылилась в собственный антипод. Нынешний «республиканский оргкомитет» заблокировал в завуалированной форме вышеупмянутое постановление. По моему глубокому убеждению, для стабилизации обстановки в крае необходимо:

а) вывести из НКАО так называемый азербайджанский оргкомитет,

б) потребовать, чтобы военная комендатура района чрезвывычайного положения действовала согласно духу и букве закона Верховного Совета СССР о правовом режиме чрезвычайного положения, принятого 15 января нынешнего года.

в) осуществить указ Президента СССР от 25 июля, нынешнего года в НКАО и близлежащих с НКАО районах. Подчеркиваю, не в прилегающих, а в близлежащих.

Любой ценой, любыми средствами восстановить деятельность областного Совета, чтобы суметь выстоять против тотального натиска, направленного против нас. Единственный механизм, способный противостоять противоборствующим нам силам, это утвердить правильный статус НКАО — это областной Совет народных депутатов. Надо восстановить его, а если возникает необходимость, сотрудничать даже с садаэлом. Именно на это сегодня должен быть смещен центр нашей борьбы. Когда в минувшем году энергично обсуждалась идея создания Национального Совета, нашлись трезвомыслящие люди, которые предложили вместо создания Национального Совета (или параллельно с ним) восстановить областной Совет народных депутатов. Предложение было логичным и ясным, доступным для понимания. Национальный Совет не мог вплестись в систему советов, закрепленную Конституцией страны. Увы, с нашей легкой руки возник новый повод для очередной конфронтация с Центром. Почему было допущено это? Кому это было выгодно?

Однако не станем в очередной раз причитать, и скорбно взывать «Вай, Вардан!». Оценим ситуацию трезво, определим нашу предстоящую деятельность. Необходимо восстановить в области Советскую власть. С помощью Советов мы должны решить все наши задачи: политические, экономические, социальные и культурные. Альтернативы этому нет. Другие пути ведут к кровопролитию и убийствам, грабежу. Необходимо в области восстановить Советскую власть, чтобы раз и навсегда покончить с существованием азербайджанского оргкомитета и положить конец его подстрекательской, тенденциозной, откровенно азербайджанофильской политике.

Уважаемая Ашхен Петросян.

Вы проживаете в селе, вдалеке от Степанакерта. Вы, наверное, безошибочным чутьем армянки, провидением преданной идее женщины, чувствуете ситуацию, сложившуюся в крае. В действительности же обстановка куда более сложна: учреждения и предприятия функционируют вполсилы, резко сократилась продукция, выпускаемая промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, сложилась ситуация, при которой никто никому не подотчетен.

Митинговый патриотизм уступил свое место... я уж и не подыщу слова, чтобы охарактеризовать чему... Согласимся, что молчание в данном случае — золото. По сути дела парализованы все контролирующие государственные и юридические органы, создалась атмосфера безнаказанности, когда всякое действие пеленается трескучими, помпезными лозунгами.

Вы, уважаемая Ашхен Петросян, долгие годы являлись директором Норшенской школы, преподавали армянский язык и литературу нашим сельским ребятишкам, учили их царственному языку Страны Армянской. Вы их воспитывали армянами даже в те времена, когда это трактовалось как извращение принципов интернационализма. Как в древности говорили: времена меняются и люди вместе с ними. Сегодня, хвала господу, веют другие ветра.

Вода течет и течь должна, поскольку течь она привыкла. Непреходящая эта истина вновь и вновь подвергается испытаниям сегодня на нашей арцахской земле, подвергаются испытаниям также наши национальные устремления. Повторюсь, вода течет и течь должна, поскольку течь она привыкла...

Арцаху нужна Советская власть.

До свидания, дорогой друг.

С уважением Максим Ованесян.