Арцахские топонимы

Материал из Karabakh War Press Archive
Перейти к: навигация, поиск
Original title: Арцахские топонимы
Author: Амирджанян Т.
Rubric: Откликаются на напечатанное
Source: Советский Карабах № 290(2120) from 1988-12-18


Недавно на страницах «Советакан Карабах» с предложением сохранить безукоризненность арцахских топонимов выступили предтавители нашей интеллигенции И. Атаян, Б. Овчиян, М. Шахназарян, С. Ханян и другие. В основном разделяя мысли, высказанные в статье, хочу поделиться своими соображениями по данной проблеме. Соображениями, возникшими в результате многолетней краеведческой работы и на основе накопленного фактического материала.

Отметим прежде всего, что топонимическая система имеет особые правила и закономерности формирования, что и вызвало к жизни такую науку, как топонимика.

Часто, систему топонимов называют языком земли, свежими следами минувших веков и поколений на лике земли, которые несут информацию о природе, социально-экономической жизни общества, быте, верованиях и т. д. Все это выражается языковыми средствами. Топонимическая система — часть историй данной страны или местности, которая представляет собой величайшую ценность.

С сожалением приходится констатировать, что арцахские топонимы все еще не стали предметом профессионального исследования.

Цамдзор, Аракюль, Охер, Сос, Хнушинак, Спитакашен, Норшен, Параватумб, Мушкапат, Нахичеваник, Караглух, Каринтак, Норагюх, Ханцк, Колатак, Арачадзор, Гарнакар, Цмакаох, Ванк, Гетаван, Мадагис, Тонишен и другие названия сел — недвусмысленные тому свидетели. Однако Арцах имел свои экономические и духовные связи, на протяжении веков здесь свое владычество осуществляли Иран, сельджуки, монголо-татары, с середины 18-го века до начала 19-го на жизнь нашего края большее или меньшее воздействие оказало Карабахское ханство. Все это не могло не оставить следа на системе топонимов. По территорий области шли дороги кочевников с гор на равнины и обратно. Материалом для неармянских топонимов послужил также наш диалект, в котором не редки персидские и азербайджанские слова. С другой стороны, арцахские армяне, особенно в привилегированных слоях, массовым образом использовали личные имена соседних народов, которые нередко становились основой топонимов. Так возникли названия Мехтишен, Дашушен, Заринбаг, Фарух, Сардарашен, Сейдишен и другие, обозначающие сугубо армянские населенные пункты.

В арцахскую топонимику кроме армянских входят еще иранские, азербайджанские и русские названия. К топонимам на иранском языке относятся Даграв, Даграз, Сарсанг, Члдран, Чаректар, Ходжавенд, Гадрут, Ханабад и другие.

К азербайджанским топонимам относятся Дашбулаг, Агбулаг, Хрманджуг, Карабулаг, Чайлу и некоторые другие.

Некоторые армянские топонимы впоследствии получили окончания, свойственные азербайджанским топонимам. Так, Ванк стал Ванклу, Шош — Шушикендом, Эдилецик — Эдиллу. Варазибун — Аранзамином и т. д. Известный филолог Р. Ачарян, касаясь вопроса географических названий, отмечает, что часто топонимы с языка коренных жителей переводятся неправильно. Таким образом, Каринтак превращается в Дашалты, Цовк — в Геолджик. Норашен — в Тазакенд, Вагавер — в Тезхараб и т. д. Сюда можно добавить еще Кара-глух — Дашбаши, Красни — Дагдаган, Тбглу — Дамгалу и другие.

Четвертый, языковой слой — это русские топонимы, которых три — Мингрельск, Куропаткино, Сунджинка. Единственное селение на территории НКАО, заселенное русскими, — Левонарх, носит армянское название. Каждый топоним несет в себе отпечаток тех времен, в которых он рождался или возник. К топонимам, возникшим в советское время, относятся (новые или переименованные) Ленинаван, Кармираван, Мартуни, Мачкалашен. Колхозашен, Кармиргюх, Кармир Шука. Степанакерт, Арменаван, Киров.

Другая особенность топонимов заключается в том, что другие народы данный топоним приспосабливают к своему произношению или, как отмечает С. Ханзадян, приспосабливают к своему небу.

Так, Дог становится Тугом, Туми — Доми, Азох — Азыхом, Хцаберд — Хозабердом, Цор — Цуром, Цамдзор — Замзуром и т. д.

Некоторые наши селения называются двояко: Каладараси — Каракышлаг, Каракенд — Кызгала, Зарданашен — Верин Тагаверт, Джагацнер — Дамирчиляр, Сареншен — Шагах, Хандзадзор — Агджакенд, Дудукчи — Кюратаг. В них, кроме первых двух и Зардашена, армянские названия сочетаются с азербайджанскими.

Часто армянские названия сел соседи-азербайджанцы меняли на более удобные для их произношения. Так, Мохранес назывался Сусалыхом, Ннги — Джамиатом, Арачадзор — Довшанлу, Атерк — Асанриз, Аркатали — Мхитарикендом, Аветараноц — Чанахчи, Кармиргюх — Кешишкенд. Поэтому многие официальные названия наших сел (ойконимы) отличаются от тех, которыми называют их жители данных сел. Еще один момент. Топонимы делятся на прозрачные и непрозрачные, т. е. воспринимаемые и непонятные. Так, Норагюх, Ехцаог, Гетаван, Джагацнер вполне понятные топонимы для тех, кто владеет армянским языком, а топонимы Цор, Таглар, Гиши, Туми, Магавуз, Атерк нуждаются в дополнительном разборе. Они выполняют функцию наименования и ничего не говорят о себе. И тут часто свои «услуги» предлагает ложная или народная этимология, когда по внешнему языковому сходству дается обычно неправильное объяснение топонима. Так, Баллуджа воспринимается как Меграгет, Кагарци — Каг арцив, Вагуас — Ваг аснох, Шош — Росток, Сейдишен (точнее Сейтишен) — Сеидишен, Ашан — Хашан и т. д. Часть наших топонимов внешне кажется понятной. Например, Тог, Джракас, Чартар, Схторашен, Гаров, Бадара. Но это только на первый взгляд. Ведь в старину их называли Дог, Чаракуйс, Чартер, Гарберд. Значит, современное восприятие этих названий не соответствует их первичной форме и содержанию.

Наверное, не все знают, что в прежние времена у арцахцев были распространены антропонимы (мужские имена) Херхан, Сейти, Фарух, которые и нашли отражение в ойконимах.

Названия некоторых сел пришли из соседних краев, — например, Марага, Гасангая, Ханацах. Можно уверенно сказать, что Ннги свое название унаследовал от говора Ниг, а Так (близ Гадрута) от страны Тайк. Село Шош свое название унаследовал от столицы древнего Элама Сузы, которое армянские летописцы по-своему назвали Шош. Это название впоследствии перешло на возникшие на данной территории Испаханц и Нор Джуге. Именно данный топоним нашел приют в Арцахе, а от Шоша в дальнейшем возникло название города Шуша. Несомненно, что на топонимы большое влияние оказали миграционные процессы. Часто переселенцы с собой увозили, как память о старой родине, также ее название.

Что касается переименования населенных пунктов, то тут требуется очень серьезный и обдуманный подход. Я тоже сторонник того, чтобы некоторые неблагозвучные топонимы менялись.

По-моему, топонимы Хандзадзор, Аветараноц, Шош, Ванк, Тог, Мохренет, Туми и другие должны применяться так, как произносят их местные жители. Дашбулаг следует дать в переводе, как Карахпют, Карабулах — Варараки, Каракенд — Мецшен.

Однако имеются топонимы (Казанчи, Чафар, Сгнах), которые слились с нашим сознанием, с нашим языком и стали понятными каждому. Ведь знаменитая церковь в Шуше называется Казанчецоц, а Сгнах — это памятник освободительной борьбы арцахцев (18 век), Чафар же — еще более древнее название.

Недавно в армянской республиканской прессе публиковались статьи о топонимах Армении. С. Ханзадян и Г. Хачатрян приводили много примеров, когда в свое время топонимы менялись без особого основания, без соблюдения законов топонимики.

Мы тоже в данном вопросе должны быть осторожны, чтобы не допустить ошибок, чтобы не нарушить дух и красоту системы арцахских топонимов.

Т. АМИРДЖАНЯН